Русский

Авторские стихи Лансере Наталии

Cайт Егора и Наталии Лансере биография
Следи за мыслями своими 
Уйду в поля 
Первый дождь 
Снег шел всю ночь 
Ты сердца привлекаешь 
Поэту 
Череда суетных дней сменилась 
Подарок Рождества 
Однажды накануне рождества 
Стучится прошлое в сознанье 
Иисусу не нужны посредственные люди 
Прощальным криком землю оглашая 
Ветер 
Под скамейкой кот разлегся 
Атмосфера накалилась до предела 
Адам, Адам, где ты 
В ответ звучит опять 
Мое время – когда идет дождь 
Мы скрываем своих детей 
Желаешь свободы 
Я счастлив со своим Иисусом 
Штанга 
Никакой религии 
Идет с улыбкою апрель 
Непослушные дети 
Записок старых разбирая груду 
Сильная женщина 
День становится длиннее 
Настоящий мужчина 
Заносит снегом 
Наша встреча может быть последней 
Почти не видно солнца 
Мы прошли пути не мало 
Погожий день холодный чист и светел 
Ты собрал меня из праха 
Человеку надо быть одному 
Я пойду 
Мой милый добрый человек 
Ты учил меня 
Человек идет своей дорогой 
Свин в костюме 
Закрыта Дверь 
Мое намеренье сегодня 
Как он поет самозабвенно 
Биография бабочки 
Кто я есть 
Росток 
Мне некуда идти 
Верю! 
Сердце мудрых 
Два лица 
Притча о дубе 
Прекрасно делать добрые дела 
Кто сказал 
Мне не помогут  
Господь, позволь мне умереть 
Волк и овца 
Зачем ты думаешь о людях 
К Тебе я взываю средь ночи и дня 
Ходатайство 
От чего печален 
Старый год стал старой былью 
Кто победит и выиграет битву 
Мой древний враг зовется страхом 
Я доверяю их Тебе! 
Человек дорогой 
Положительные люди 
Иногда кто-то плачет 
Просто он не понял Бога… 
Как больно падают, в осколки бьются чувства... 
Пока я нужен Иисусу 
Моим друзьям не надо многих слов 
Красивый новый чайник 
Расколота ваза 
Удар 
Упал пред Ним 
У каждого есть свой удел 
Когда друг друга любят люди 
Что ты принесешь пред Ним? 
Что будет делать праведник 
Чем ужаснее гримаса отступления 
Ничего никогда не бывает бесплатно 
Людей  к себе влечет веселье 
Кто не любит Иисуса 
Иногда не знаешь 
Все подходит к своему итогу 
Складки 
Поэт сражается стихами 
Настоящий художник не изображает 
Каждый выбирает по себе 
Пересекая стоп-черту 
Я вопию 
Благоухай для Иисуса 
У стены плача 
Семья 
Маленькие преданные люди 
Какая сила в молодых растеньях 
Возделывай почву 
Благодарю 
Руки 
Лишь ты – и Я 
Не люблю глупость женщин 
Я - против 
Вот женщина сражается с мужчиной 
Как строго мы следим за запятыми 
Многие сегодня просто существуют 
Отношения 
Спорить с мамою не мудро 
С рождеством, во истину! 
Прекрасно встретить новый год в молитве 
Решаешь ты 
Хороший музыкант 
Поворот 
В земле, пропитанной дождем 
Исцеленье не бесплатно 
Слова, не более того 
Я смогу достигнуть, я прорвусь! 
Ты даришь мне цветы не часто 
Я не хочу бояться смерти 
Размышляю о Тебе 
Живите так 
Открой же дверь за дверью для Меня! 
Старость 
Юность и Мудрость 
Так и льёт дождь 
От точки А до точки В 
Если ты назначил Богу встречу 
Сорванный цветок 
Да услышит Бог твои молитвы 
Маленький коврик молитвенный 
Мы пали 
Этот мир ненавидит истину 
Я люблю людей, что любят Бога 
Не понять тебе это, сынок 
Не отдам 
Не пытайтесь утешить Иова 
Дуэт 
Мне ко благу 
Кто что ищет - получает 
Сначала - ты! 
Отделение 
Тяжелые чемоданы 
И там Он жизнь Свою отдал 
Уголочек теплоты 
Господи, прошу, не промолчи! 
Недовольство разъедает 
Любовь 
Иаков, возвратись домой! 
Хочу я встретится с Тобою 
В день рожденье маме 
Сентиментальный конь 
Так много есть чего отдать... 
Уединение 
И лучше пёс живой, чем мёртвый лев 
Умереть по-настоящему 
Голубок в пустыне 
Место встречи по-прежнему то же 
Осенние листья 
Время 
Поцелуй Иуды 
Я карандаш в руках Творца 
Неужели ты не знала 
Ты должен мне 
Спасибо за верность 
Сердце мое – со святыми Твоими 
Когда лежит грех у дверей 
Рывок 
Когда упущена возможность 
Друг Иисуса 
Когда зажгли свечу 
Моей маме 
Гордость 
Там, где казалось, нет пути 
Летят малютки-бабочки в огонь... 
Цель 
Я — прокаженный... Изъеден грехом 
Ты так редко бываешь хорошим 
Ты лишь иди 
Даниил 
Когда в смятении твой дух 
Только для тебя и Бога 
Поздравление маме в день рождения сына 
Познавший 
Ответственность за душу 
Блаженны... (Пс.118) 
Духовный рецепт 
Когда иду я за Христом 
Международному женскому дню посвящается 
В молчаньи ты будешь права 
Как стать принцессой 
Храню 
Юность 
Пусть будет Иисус всего дороже 
Общенья нить 
Необузданный язык 
Усталость… Сил бороться нет 
Разберите, кто-нибудь, крышу 
Построить стену нам не трудно 
Послушай, друг, а может хватит? 
Он Тот, Кто душу от греха спасает 
Пожелание 
Небесное Царство подобно купцу 
Моему другу 
Между жизнью и смертью 
Марка 16 
Игра в оркестре 
Жемчужина 
Жизнь наша делает ещё виток 
Взмахнувши крылом 
Да будешь ты мой брат, как Халев 
День рожденья… 
Искуственные цветы 

Следи за мыслями своими

Следи за мыслями своими,
Что беспорядочно снуют.
За управленцами немыми,
Куда они тебя ведут.

Коль не прислушаешься чутко,
О чем их тихий разговор,
Они в короткие минутки
Тебе подпишут приговор.

Их, как поток водицы талой,
Направить в русло должен ты.
Иль половодье моментально
Разрушит все твои мосты.

Да, подчинить вполне возможно
Их непрестанный гулкий рой
И злу, что вкралось осторожно,
Дать основательный отбой.

Пусть рассуждают о высоком,
Псалмы прекрасные поют,
Писанья истинного строки
Перед глазами пусть бегут.

Пускай сражаются за веру,
Обетованья пусть хранят,
А тех кто спорит непомерно,
Единогласно заглушат.

И те, что верность доказали
В течении часов и дней,
Словами станут и делами
Разумных Божиих детей!

Уйду в поля

Уйду в поля, в объятья леса,
Сбегу от суматохи дня.
Уединения завеса
Там скроет за собой меня.

Природы нежное дыханье,
Её спокойствие и стать,
Моё усталое сознанье
Вновь будет к жизни пробуждать.

Когда наполню вдохновеньем
Как свежим воздухом, свой дух,
Тогда слова благодаренья
Провозглашать я стану вслух!

Входить в Присутствие Господне
С благодареньем и хвалой,
И вновь прочувствую сегодня,
Что я не мёртвый, а живой!

Там, за невидимой чертою
Осталась боль былого дня,
И Божья благодать рекою
Проистекает чрез меня.

Теперь, теперь мне всё возможно,
Я новый дух в себе творю.
Вновь погружаясь в милость Божью,
Надеюсь, верю и люблю!

Первый дождь

Дождь умыл
Мир весенний,
Освежил
Лес и зелень.

Первый дождь,
Вестник лета,
Он принёс
Запах неба.

Только шёл –
И не стало;
Ветра вздох –
Засияло,

Небо вдруг
Просветлело,
Тьма из туч
Поредела,

Полилась
Солнца песня,
Прорвалась
Сквозь завесу!

Взрыв, восторг,
Гром оваций,
И земля
Расцвела вся!

Всё звенит,
Восклицает,
И Творца
Восхваляет!

Первый дождь,
Дождь весенний,
Нам принёс
Пробужденье!

И опять
Холодает,
Ветер мрак
Вновь сгоняет.

Солнца блеск
Тучи скрыли,
Луг и лес
Все унылы…

Кто вкусил
Дождь весенний,
Пережил
Пробужденье,

Тот прорыв
Не забудет,
Тех порыв
Не остудит!

Небеса
Мглы сковали,
И глаза
Ждать устали,

Но хранят
В чистом сердце
Как лилась
Неба песня,

Звук дождя,
Проблеск солнца,
Будем ждать…
И – дождёмся!

Снег шел всю ночь

Снег шел всю ночь, торжественно и смело,
Он ровным слоем землю покрывал.
И как художник, ровно и умело
Он каждую черту прорисовал.

Не упустил он ничего на свете,
На этой стороне ночной земли.
Ему не помешал капризный ветер,
Что тихо спал до утренней зари.

А снег всё шёл, беззвучно и спокойно,
Ложился ряд за рядом белый пух.
В сияньи лунном, равномерно, стройно,
Ни чей в ночи не беспокоя слух.

С утра - великолепная картина
Предстала, разгоняя ночи мрак!
Её Художник, пряча кисть за спину,
С улыбкой будто спрашивал: «Ну как?

Ты можешь оценить размах, просторы,
При этом - филигранность мелочей?
Вот, на полях бескрайних - снега горы,
Вот снег - на самой тонкой из ветвей!

Смотри, какой восторг, какая краска!
Свисает и искрится снега шаль,
Лес обнажённый стал таким прекрасным,
Он величаво покрывает даль!»

И я иду, раскрыв души объятья,
И наслаждаюсь белым торжеством.
Я говорю: «Конечно, мой Создатель,
Твоим я восхищаюсь мастерством!

Я вижу - снова Милость обновилась,
Повсюду – только святость, чистота,
Вся неприглядность снегом убелилась,
И снова – жизнь, как с чистого листа!»

Ты сердца привлекаешь

Ты сердца привлекаешь, не я,
Никого изменить не могу.
Ты ведь знаешь, в ком часть есть Твоя,
Я лишь сердце свое берегу.

Что мне плакать о чьи-х то грехах,
Непутёвой дивиться судьбой…
О своих не жалею трудах,
Это лишь между мной и Тобой.

Много сил и надежд возлагал,
Но не вкладывать их я не мог.
Кто-то так Тебя и не познал,
Я же знаю Тебя, Ты – мой Бог.

Поэту (посвящается Елене Стойковой)

Пиши - твои стихи нужны кому-то!
Как-только вдохновения порыв -
Спеши, ни трать напрасно ни минуты,
Чтоб уловить из поднебесья стих!

Пиши! Твоё перо - твоё оружье,
Ведь им владеть умеешь только ты.
В твоих руках оно легко, послушно
Умело им в сердцах разрубишь льды!

Пиши! Пусть будут строчки из металла,
Иль из огня, иль кровью потекут;
И ярких красок не жалей ни мало,
Картинами пусть строки оживут.

Пиши... Ты дар обязан преумножить,
Он чрез тебя течь должен без преград!
Талант - не твой, он суверенно Божий,
Преумножай, чтоб возвратить в сто крат!

Череда суетных дней сменилась

Череда суетных дней сменилась,
Время мчит, как искры, мы летим…
Как мы ждём, чтоб что-то изменилось!
Но меняться сами… не хотим.

Как мы среди будней серых жаждем,
Ярких красок, сладких перемен,
Чтоб пришло заветное «однажды»
И решило множество проблем.

Вот бы Бог нас подхватил на крылья,
Чтоб над полем битвы перенесть,
Чтоб без мук, и с минимум усилья,
Мы вошли, такие, как мы есть.

Он ведь любит нас, конечно, любит…
Этим утешаем мы себя.
Если так продолжить – нас погубит
В водопад бегущая струя!

Ввалимся туда – и нет возврата,
Из воронки пенной зла, греха,
Знают все о силе водопада,
И что им кончается река…

Нас несёт по жизни, словно щепку,
«Будь что будет» - разум говорит.
Вёсла бросив, погрузились в реку,
То поток спокоен, то – бурлит…

Но с теченьем надобно сражаться,
Налегать с усильем на весло,
Или так и будешь ты сплавляться,
Как давно прогнившее бревно?

Старый год приходит к завершенью.
В новый наступающий виток
Вновь я буду плыть против теченья,
Сквозь могучий жизненный поток.

Пусть Господь увидит намеренье
Не сдаваться, силы не жалеть,
К цели Вышней плыть против теченья –
И поможет всё преодолеть!

Подарок Рождества

Весть повсюду пронеслась,
Утвердилось Слово;
Наша эра началась
С Рождества Христова!

Веришь или нет в Христа -
Нет теперь различья:
Исчисляются года
От того событья.

Царь царей оставил Трон,
К нам с небес спустился,
И младенец был рождён,
В простоте открылся.

Он родился, чтобы явить
Для людей спасенье,
Чтобы грех и смерть пленить
Чудным воскресеньем!

Места не было Ему
Средь домов просторных,
И родился Он в хлеву,
Средь овец покорных.

В старых грубых пеленах,
В облике столь жалком,
Стал на все Он времена
Праздничным подарком.

Он – подарок в рождество,
Скромный, не блестящий,
Но для сердца твоего
Самый настоящий!

У твоих лежит дверей,
Тот подарок Божий,
Ты прими Его скорей,
Он тебе поможет!

И в ответ на дар Его,
Дар любви, спасенья,
Подари в ответ своё
Искреннее сердце…

Ты – подарок Рождества!
Среди всей вселенной
Он для Господа Христа –
Самый драгоценный!

Однажды накануне рождества

Однажды накануне рождества
Случилась встреча после лет разлуки,
И наконец то старые друзья
Смогли обняться, пожимая руки.

Один другого в гости пригласил
В свой новый дом на улице столичной,
Из деревушки, где он в детстве жил,
Приехал сельский паренек типичный.

Никак не мог привратник у дверей
Понять, что хочет этот странный малый,
В помятой старой кепочке своей…
Таких людей ни разу не видал он!

«Впусти его, то мой старинный друг!»
Сказал хозяин сонный, поздно вставший.
Тот с изумленьем все смотрел вокруг
Таких богатств ни разу не видавший

«Послушай, ты таким богатым стал!
И все твои сокровища – земные?»
Хозяин дома жалюзи поднял
И показал на здания большие.

«Вот это – биржа, дальше видишь – банк,
Они – мои, и есть еще другие.
Работал много я, и стал богат…
Как у тебя дела, твои родные?

Стоит ли церковь старая ещё,
В которую мальчишками ходили?»
«Стоит, я в ней служу уже давно,
Со всей семьей, мы семерых родили».

«Родили семерых?? Вот это да!
Моя жена детей иметь не хочет…»
«А где она?» «Умчалась по делам,
Наверно, возвратится ближе к ночи.

Послушай…. Как я счастлив был тогда,
Идя босым по той дороге сельской!
Я б все отдал, чтобы попасть туда,
Я помню тот покой, живущий в сердце…»

«Ты стал таким богатым на земле,
А в небесах достаточно вложений?»
«Хожу я церковь в воскресение,
Но в небесах моих нет сбережений…»

«Об это м я не просто так спросил,
За деньги не владеют небесами.
Покой, который раньше в сердце был,
В каком из этих банков ты оставил?»

«О, я бы все наверное отдал,
Чтоб тот Покой вернуть себе обратно!»
«А я бы свой Покой не променял
Ни за копейку твоего богатства!»

Богач банкротом встретил Рождество,
Ведь небеса не обрести за деньги.
Бедняк же оказался богачом,
Ведь Рождество в его хранилось сердце.

Богатство не измерить по деньгам,
По имени, известности и славе,
Богатство – это Царство Божье там,
Где Иисуса Господом избрали.

Отдай себя – и Он изменит всё,
И каждый долг твой будет Им оплачен.
Там, в сердце – Вечной Жизни Рождество,
Нет в мире сердца этого богаче!

Иисусу не нужны посредственные люди

Стучится прошлое в сознанье
Своим оранжевым листом,
Чтоб пробудить воспоминанья
Прошедшего вчерашним днем.

Чтоб, съежившись, душа вздохнула,
Сгущеньем туч смутился ум,
И совесть грустно затянула
Мелодию печальных дум…

Но полно, полно погружаться
Как в лужу топкую ногой,
И с огорченьем возвращаться
К произошедшему с тобой.

Глотнувши горечь – сделай вывод
И продолжай идти вперед,
Ведь не найти желанный выход
Тому, кто в прошлом лишь живет.

Дождем заплаканные стекла…
Протру печали пелену,
Чтоб мне сегодня видеть чётко,
И лист оранжевый смахну.

Иисусу не нужны посредственные люди

Иисусу не нужны посредственные люди,
За множество веков по горло ими сыт.
Ему нужны лишь те, кто обучаться будет,
И в ком понятий нет униженных обид.

Иисусу не нужны бездарности пустые,
Он отбирает тех, в ком видит Свой талант.
И камни в руки взяв, по виду не простые,
Берется их точить, огранивать бриллиант.

И только лишь тогда порода познается,
Когда дробится пласт, в ударе пыль летит,
Крошится твой состав иль правке поддается,
Бесценный ты алмаз иль бросовый графит.

Швыряет Он тебя, прекрасного, об землю,
И молотом своим безумно больно бьет,
И прочь летят куски израненного тела,
А после ты лежишь как сор, дробленый лед...

«Бездарный ученик!»- Его ты слышишь Голос,
«Напрасен весь мой труд, что Я в тебя вложил!
Ты глуп и недалек, иди своей дорогой,
Ошибка ты и все, пустая трата сил»…

И если ты графит, то ты уже раскрошен,
И встав, отрешь слезу и гордо прочь уйдешь.
И не прощенья весть повсюду понесешь ты,
И множество себе союзников найдешь.

Но маленький алмаз израненного сердца
Поднявши к небу взгляд, сквозь боль и пыль обид,
"Собаке под столом Твоим найдется место?
Позволь остаться мне…"- он тихо говорит.

«Чтоб что то получить - круши мои основы,
Не оставляй Свой труд, я все готов стерпеть,
Сломай меня, расплавь - и сотвори по новой.
Я знаю: чтобы жить, мне нужно умереть»…

Иисусу не нужны посредственные люди.
Он хочет видеть тех, кто трудится сверх сил,
Кто сточит пальцы в кровь, кто биться насмерть будет,
Ведь ради них Он смерть и всякий грех пленил!

Ведь ради них терпел Он муки, униженья,
Ведь ради них Он шел, отвергнутый толпой,
Казалось нам – конец, фиаско, пораженье,
Когда Он умирал меж неба и землёй…

Победы торжество достигнул в день прекрасный,
Когда, излив Свой Дух, Он не оставил нас!
И трудится теперь наш Мастер ежечасно,
Чтоб в Свой венец вложить еще один алмаз!

Прощальным криком землю оглашая

Прощальным криком землю оглашая,
С небес свой звонкий голос подают.
Хоть им так много на пути мешает,
Они летят стремительно на юг.

И вновь за стаей пролетает стая,
Они кричат, хоть нету в том нужды.
И не смотря, что в них с земли стреляют,
Все продолжают свой полет они.

Кому-то – лишь крылатые мишени,
Знаменье, что грядут мороза дни,
Кому-то – ностальгия, утешенье,
Но каждый взгляд поднимет от земли.

И я их в дальний путь благословляю,
Щемящим чувством захлестнуло грудь…
И слышу, как с небес мне отвечают:
«До встречи, до свиданья, в добрый путь!»

Ветер

Ветер…
Чуть листьев коснется он нежной рукою,
Прибрежные камни погладит волною.
Ветер…
На водах спокойных чуть складки натянет,
В иголках сосновых он прятаться станет.
Ветер…
Вдруг с места сорвется, как-будто ребенок,
Помчит по верхушкам испуганных елок.
Ветер…
Порыв затянулся. Натянет, как луки,
Прибрежных деревьев он тонкие руки.
Ветер?..
Тяжелые, темные, мрачные тучи
Пригонит своею рукою могучей.
Ветер!
Рывок за рывком и порыв за порывом,
И в кронах деревьев взывает надрывно
Ветер!
Волнами кипучими воды покроет,
И воет, и стонет, и страху нагонит
Ветер!!
О, сколько в нем ярости, мощи и силы,
Он властный, безжалостный, неукротимый,
Ветер!!...
И вот, чуть спокойнее стал он, уставши,
Как вождь-исполин, всех врагов разметавши.
Ветер.
Уже прекращают деревья качаться,
Под натиском гнуться, трещать и ломаться,
Ветер…
Природа, усталая, как после боя,
Опять наполняется прежним покоем.
Ветер…
Он сам, утомившись от импульсов диких,
Укрылся в багульнике, зарослях тихих.
Ветер…
Он – Божий слуга, он – простой исполнитель,
И воли Всевышнего он устроитель,
Ветер…
Покой… тишина… на воде – блики солнца…
Он спит… но недолго. Он скоро проснется…
Ветер…

Под скамейкой кот разлегся

Под скамейкой кот разлегся
Теплым августовским днем,
Разливалось тихо солнце,
Тенью наслаждался он.

Иногда смотрел лениво,
Как ползет полоска дня.
Лапки белые накрыла,
От скамейки тень гоня.

Но вставать ему лениво,
Лишь подвинул мордку прочь…
Растянулся так красиво
На границе, день и ночь,

На границе тени, света,
Дней холодных и тепла,
Между осенью и летом
Та граница пролегла.

Лапки греются под солнцем,
Мордка нежится в тени…
Скоро тень везде прострется,
Станут ветреными дни,

Под скамейкой будет лужа,
Там уже не полежать.
А потом накроет стужа,
Холод, лед, и снег опять.

Песни лета отзвучали,
Не догонишь эти дни…
Лапки греются лучами,
Мордка нежится в тени…

Атмосфера накалилась до предела

Атмосфера накалилась до предела,
Вот - развязка, наконец-то подошла:
Друг на друга через ненависть глядела
Группа девочек из разного угла.

Перебрасывались колкими словцами,
Что грубее становились все быстрей;
Вот чуть-чуть еще - и голыми руками
Будут мстить друг другу, меряясь, кто сильней.

От чего ж возникла ненависть такая,
Средь больничных, внешне чистеньких палат,
Что дошла уже до бедственного края?
Нет причины, нет, кто прав, кто виноват.

Кто-то - выскочка, заступница за слабых,
И ее не принимают в местный круг…
Неужели это то. что до расправы
Доведет всех этих временных подруг?

И в момент той поздней встречи, той развязки,
Неожиданно заходит медсестра.
Тут девичьи перепалки поугасли,
Все же знают то, что спать давно пора,

Ожидая нагоняя и разгона
Все притихли, а она произнесла
Вместо слов о послушании закону
Очень мудрые, великие слова:

"Вы с ума сошли, рассудком повредились?!
Как вы можете, вы все, как вы смогли,
Ненавидеть вдруг друг друга вы решились!
Вместо дружеской поддержки и любви?!

Ведь у всех у вас - одна беда и мука,
Ведь у всех у вас страдание - одно,
Отчего вы ненавидите друг друга?
Это глупо, это глупо и грешно!

Вы друг друга убиваете всем этим,
Вместо дружбы и поддержки и добра!"
И притихшие, прислушивались дети,
Сердцем чувствуя, как та была права…

"Если вы хотите выздороветь сами,
И покинуть эти стены, наконец,
Хоть на время, становитесь вы друзьями…
И чтоб больше я не видела вас здесь!"

Удивительно, ее слова простые
В тех, кто был готов друг друга разорвать,
Коренную перемену сотворили,
Все в больничной жизни начали менять.

Злая ненависть и ревность прекратились,
Друг на друга зла никто не стал таить.
И девчонки так друг с другом подружились,
Что их было невозможно расцепить.

То, что раньше всем казалось невозможным,
Расцвело среди больничных серых стен.
Это дело, безусловно, было Божье.
Как одно из многих тысяч Его дел!

Больше не было препятствий для общенья,
Возраст, ум, богатство, бедность, красота,
Не устраивали среди них деленья,
Но сплотила тех детей одна беда.

То - тяжелая история из детства,
Что имела удивительный конец.
Говорит о том, что есть на свете Средство
Для единства умирающих сердец!

Враг берет - обманно, тихо, не мгновенно,
Ружья те, что на него наведены,
Переводит друг на друга постепенно,
И уже ведем войну друг с другом мы.

Вот, усилия потрачены на ветер,
Вот, напрасно гаснут многие огни…
Сердцем чуткие, немногие те дети,
По мудрее многих взрослых в наши дни.

Адам, Адам, где ты

Не знал прекрасный сад
До этого момента,
Что значит гром, гроза,
Как страшен молний блеск!

Но вот – сгустилась тьма,
И задрожали ветви,
И ужас всё пронзал,
Покой в саду исчез.

Спешили скрыть себя
Животные и птицы,
Не ведавшие страх
Доселе никогда.

И с ними человек
Бежал, спешил укрыться,
Который точно знал,
С чего пришла беда…

И новые слова
Там, в разуме рождались,
Названье им давал,
Как некогда, зверям:

«Страх… ужас… зло… беда…»
В сознаньи закреплялись,
И сразу на века
Передавались нам…

Но там, сквозь ветра вой,
Через раскаты грома,
Слепящий молний блеск,
Настойчиво звучал

Ему такой родной,
С рождения знакомый
Творца земли, небес,
Глас Господа взывал:

«Адам, Адам, где ты?
Адам, куда ты скрылся?»
Как-будто Бог не знал,
Где прячется беглец.

Тот спрятавшись в кусты,
От Господа таился,
А Голос все взывал,
Все сына звал Отец…

Сын к сердцу прижимал
Напуганную Еву,
Дрожащую, как лист,
Когда взрывался гром,

Тот плод, что он вкушал,
Его лишивший неба,
С которым стал нечист,
Навечно отделён…

А Голос всё взывал
Настойчиво и строго,
Сквозь наступивший мрак
С любовью и тоской,

И сердце раздирал
Бежавшего от Бога,
Тот скрыть не мог никак,
Что он теперь нагой…

«Всё страшно и всерьёз…
Вот, потерял я Друга…
О, как я низко пал,
Не оправдать себя…»

И сквозь потоки слёз,
Запёкшиеся губы,
Он тихо прошептал
В ответ Творцу: «Вот я…»

В ответ звучит опять

- Хочу спасенья душам,
Но тщетны все усилья,
Никто не хочет слушать
По Богу жажды нет…

- Но у твоей молитвы
Опущенные крылья,
Она в загоне душном,
Не в небе, на земле!

- Я жажду исцеленья,
Дарованного Богом!
Но до сих пор я болен,
Наверно, веры нет…

- Хорошее стремленье.
Усилий надо много
Всем разумом и волей
Теперь вложить тебе!

- Служить желаю Богу,
Но нет во мне талантов…
Что делать мне – не знаю,
Бегут бесцельно дни…

- Ты ждать так будешь долго
Хороших вариантов,
Вставай скорей с дивана,
И что-нибудь начни!

Мы созидаем «завтра»,
В движеньи нашем – сила,
Ведь нам дано так много,
Мы можем все менять!...

«Хочу спасенья душам…
Я жажду исцеленья…
Служить желаю Богу…»
В ответ звучит опять…

Мое время – когда идет дождь

Мое время – когда идет дождь,
Мое время – когда непогода.
В те моменты людей не найдешь,
И расслабится может природа.

В дни ненастья тропинки пусты,
Дождь рассыпался в капельках мелких,
Не торопятся жизни часы,
Засыпает секундная стрелка.

И могу я бродить, одинок,
Размышлять, поклоняться, молиться…
И тихонько спускается Бог,
Чтоб со мной тишиной насладится.

Мы скрываем своих детей

Мы скрываем своих детей
От безумия этого мира,
Вырываем из смертных сетей,
Чтоб пучина их не поглотила.

Мы спасаем своих детей
От жестоких рук кровожадных,
От безумных плотских идей,
Атакующих беспощадно.

Мы их прячем, чтоб их глаза
Не привыкли смотреть на пошлость,
Чтобы нормой не стал разврат,
Чтоб они не любили роскошь.

Нас пинают и нас бранят,
Те, чьи дети едят помои.
Поднимается целый ад,
Нам диктуя свои устои.

Нас считают за чудаков,
Ненормальных и фанатичных,
Мы детей своих прячем вновь,
И насмешки для нас привычны.

Нам так дороги души их,
Что, вцепившись, не отпускаем
На свободу желаний злых,
И все тщательнее скрываем.

Трудно верное им избрать,
Потому что не обратились.
Божья заповедь, благодать,
В их сердцах еще не укрепились.

Дети рвутся на волю зла,
С нами бьются, не понимают.
Души плачут их у креста,
Но натура их прочь увлекает.

Будет время – они поймут,
Будут рады, что не осквернились.
Наш оценят нелегкий труд,
То, что мы за их души бились.

А пока – мы скрываем их,
Как прекрасного Моисея.
Чтобы верующих, святых
Мы представить Христу сумели.

Пробуждаем себя от сна,
Что вползает в наш дом искусно.
Мы скрываем детей от зла,
Открывая их для Иисуса!

Желаешь свободы

Желаешь свободы? Ни шагу назад!
Пускай за тобою мосты все сгорят.
Лишь звуки трубы юбилейной звучат –
Беги, всё под ноги бросая!

Желаешь победы? Смотри лишь вперёд,
Ни в право, ни в лево пусть взгляд не уйдёт,
Влиянье чужих стороною пройдёт,
Ничем тебя не увлекая.

Желаешь меняться? В движении – жизнь!
Танцуй, поклоняйся, хвалою зажгись!
Природой, созданьем Творца насладись,
Всю жизнь ты служеньем наполни!

Желаешь достигнуть великую цель?
Ни завтра, ни в прошлом, но здесь и теперь
Входи в распростертую Господом Дверь,
Желанье твое Он исполнит!

Я счастлив со своим Иисусом

Я не хотел счастливым быть
Лишь от того, что все в порядке.
Что ровно протекает жизнь
Тепло и сытно, и в достатке.

Что кошелек мой не пустой,
Что ничего нигде не колет,
И равномерность, и покой
И ничего не беспокоит.

Но только что-нибудь не так -
И ход вещей перевернулся;
Жизнь погружается во мрак,
Который там, внутри, проснулся.

Который дом не покидал,
И жил под маской благочинной.
Момент удобный тихо ждал,
Чтоб всем решеньям стать причиной.

Но Избавитель верный мой,
Что воскресеньем Жизнь прославил,
Придя, сказал: «Иди за Мной,
Против мироустройства правил!

Свободу Я тебе даю,
Иди и ничего не бойся.
Лишь волю исполняй Мою,
Об остальном – не беспокойся!»

И я, оставив суету,
Облекся в радость послушанья,
Избрав доверие Христу,
С Ним счастье верное вкушаю.

Неверен стал мой близкий друг
Иль домочадцы недовольны,
Вступил нежданно злой недуг,
Обида вдруг хлестнула больно.

Всех этих обстоятельств груз
Согнуть мои не сможет плечи,
Я против ветра повернусь
И все спокойно с верой встречу.

О. в этом сладость нахожу,
Свободу, веру обретаю!
Благословенную межу
Я твердо в сердце сохраняю!

И я учусь счастливым быть
Не от того, что все в порядке.
Меня не смогут надломить
Врага озлобленного схватки.

То – часть пути, то – лишь война,
И я знаком с победы вкусом.
Не важно – шторм иль тишина,
Я счастлив со своим Иисусом!

Штанга

В одном большом спортивном зале,
Где каждый знал, что он герой,
Мечтал мальчишечка о штанге,
Поднятой им над головой.

Смотрел на тяжелоатлетов,
На сталь лица, на мышцы бронь,
И с огорчением при этом
Их мощь он сравнивал с собой…

Вот, штангу он рвануть собрался,
В себя поверив горячо.
«Эй, парень, ты куда собрался?»
Рука легла вдруг на плечо.

«Похоже, ты решил расстаться
До гроба со своей спиной?
Э, нет, давай тренироваться
Без грузов будем мы с тобой».

И согласился наш приятель
Начать себя тренировать.
Лишь перекладину едва ли
Он смог от пола оторвать…

«Без тренировки – надорвешься,
Но тренируясь - вес возьмёшь.
Хоть ты худой, но раззовёшься,
Не в весе дело, сам поймешь».


Так по чуть-чуть, по килограмму,
Стал тренер диски добавлять.
И, тренируясь постоянно,
Парнишка стал преуспевать.

Не в том, какой атлет массивный,
Не в весе и не в груде мышц,
А дело - в качестве усилий,
На самом деле – в вере лишь!

Всё прибавляя веса к штанге,
Вот так, по капле, по чуть-чуть,
Он достигал желанной планки,
По шагу проходя свой путь.

Когда ж пришла пора экзамен
Ему сдавать, держать отчет,
Что болен был, о том не знал он,
Лишь видел, что его трясёт,

Что холодно ему и тяжко,
И голова его –чугун…
И сам не понял как, бедняжка,
Ту штангу в небо он рванул.

Сознанье подчинилось плану,
Послушно тело, как всегда.
Ведь он привык брать эту планку,
И сдал экзамен без труда.

Сегодня это может каждый,
Любую штангу жизни взять.
Быть неотступным и отважным,
И все сомнения пленять.

Она нам кажется огромной
И недоступной, не по нам,
И взять ее для нас нескромно,
Да даже и не по годам…

Что ты стоишь, глядишь в пустую?
Ты только время тратишь зря!
Берись за дело, тренируя
Всего себя день ото дня!

Пусть взгляд твой будет позитивный,
Чрез постоянство – победишь!
Ведь дело – в качестве усилий,
На самом деле – в вере лишь!

Никакой религии

Никакой религии,
Только Ты и я.
Только поклонение
Из глубин души.
Только вдохновения
Чистая струя,
И к соединению
Сердце вновь спешит.

Никакой религии
Между нами нет,
Никакой обрядности,
Церемонных фраз.
Только освящения
Ясный чистый свет,
Веры путь общения
Вновь скрепляет нас.

Никакой религии,
Искренность царит.
Нет листочков фиговых,
Грех покрыла кровь.
Мне к Престолу милости
Снова путь открыт,
Там - соединение,
Вечная Любовь.

Идет с улыбкою апрель

О, как поют они красиво,
У каждого своя есть трель!.
Сквозь птичьих песен переливы
Идет с улыбкою апрель.

Проводит нежно он рукою -
И почки соком налились,
Сугробы свежею струею
Водой звенящей полились.

А этот стих, в весеннем ритме,
Легко родился на ходу,
И сквозь восторженные рифмы
И я с улыбкою иду.

Непослушные дети

Мы, словно дети, часто непослушны,
Хоть нас всегда хотят остановить.
А наши руки тянутся к игрушкам,
Которые нам могут повредить.

Но мы хотим и тянемся упрямо,
Стараемся достигнуть, что есть сил.
И часто нас потом ругает мама,
За то, что сам себе ты навредил.

Взрослеем быстро, но проблемы те же:
Не научившись слушаться других,
Мы вновь и вновь становимся небрежны,
В стремленьях и желаниях своих.

И руки наши снова, как и в детстве,
Хотят схватить желаемый предмет.
Предупрежденье вспыхивает в сердце,
Но не воспринимаем слово «нет».

Не только вещи, цели, но и люди
Есть те, к которым подходить нельзя.
И дорого нам очень стоить будет
Такая дружба, «якобы» друзья.

Звучит так часто в сердце голос строгий,
Желающий спасенья твоего.
Он, как родитель, говорит: «Не трогай!»,
Ты можешь ли послушаться Его?...

Записок старых разбирая груду

Записок старых разбирая груду,
Попал мне в руки маленький листок.
«Прости, что не успел помыть посуду…»
Написанные криво пара строк.

«Тебе же, бедной, вся гора досталась,
А я хотел, но правда, не успел…»
Хоть тронула меня сентиментальность,
Клочок бумаги в урну полетел.

А мысли тёплой струйкой побежали…
Нет, пусть живет средь начатых стихов:
Когда ж незапогодится меж нами,
Неровной парой строк согреюсь вновь…

Сильная женщина

Сильная женщина… слезы струятся,
Губы, стоит, закусив…
В Руки небесные сердцем вверяться –
Жизни звучащий мотив!

Сильная женщина… боль закипела,
Чувств ее сбила волна.
Но укрепилась - и все одолела,
К небу глаза подняла.

Сильная женщина… много прощает,
Войны за дом свой ведёт.
Жизнь на служенье свою расточает,
И побеждая, живёт.

Сильная женщина… мгла и ненастье
Давят и душат её.
Сильное сердце тоске не подвластно,
Выше давленья живёт!

Сильная женщина… мягкость и кротость,
Нежность, забота, любовь,
Дух молчаливый, служение, бодрость,
Ей украшение – вновь.

Сильная женщина… в чем ее сила?
Тайна сокрытая - в чем?
Молодость в прошлом, но все же - красива,
Жизнь в ней струится ручьем!

Сильная женщина… счастьем лишь в Боге,
Силою Божьей сильна!
Да, эта сила доступна не многим,
Верой зовется она.

Сильная женщина… много есть женщин,
Тех, что собою сильны.
Но лишь она – драгоценность и жемчуг,
С ней не сравняться они!

Сильная женщина… все превозможет,
Будет сиять, победив.
Путь ей Любовь чрез преграды проложит -
Жизни звучащий мотив!

День становится длиннее

День становится длиннее,
Тьма зимы теперь короче.
Солнце светит все смелее,
Отступает царство ночи.

Скоро, скоро жизнь проснется
От тепла земли весенней.
От лучей зовущих солнца
Наступает пробужденье.

Смоют грязь земли потоки,
Воды льдов бегущих талых.
И просядет снег глубокий,
Весь осунется устало.

- Просыпайтесь, просыпайтесь! -
Зазвенят с восторгом птицы;
- Из темницы выбирайтесь,
Чтоб свободой насладится!

Пейте, пейте жизни соки,
Чтоб окрепнуть и пробиться!
Сна зимы проходя сроки
Тьма не будет вечно длиться.

Пробужденье неизбежно
Скоро снова жизнь начнется!
Бог рукой Своею нежно
Приближает землю к солнцу…

Настоящий мужчина

Настоящий мужчина – лишь христианин,
Благородного происхожденья.
Духом Божьим, сокрытым от мира, водим,
Счастлив он от святого хожденья.

На него положиться ты можешь во всем,
Им небесная мудрость владеет,
Позитивность мышленья прохладным ручьем
Остудить жар эмоций умеет.

В своем доме - хозяин, и якорь в семье,
Он святую творит атмосферу.
Он - глава и покров и опора жене,
Он хранит драгоценную веру.

Настоящий мужчина владеет собой,
Сохраняет рассудок христианский.
В обстоятельствах трудных, в проблеме любой -
Он хранит своё сердце в балансе.

Он уста соблюдает свои в чистоте,
Воздавая Всевышнему Славу,
Благодать источает всегда и везде,
И его уважают по праву.

Каждый день на сражении зорок и бодр,
Царский Меч он сжимает до боли,
И духовную битву ведет с давних пор,
У него на коленях – мозоли….

Настоящий мужчина – лишь христианин,
Бог Себя чрез него отражает.
Настоящий, послушный, проверенный сын
Настоящего Бога являет!

Заносит снегом

Заносит снегом, холодным, белым,
Так равномерно и так безшумно...
Бог скроет землю Рукой умелой,
Как­будто мелом ­ угля рисунок.

И все, что осень так беспощадно
Ветрами, холодом обнажила,
Рука Создателя аккуратно
Холодным пухом запорошила.

Все так красиво и величаво,
И благородно смотреться стало,
Хотя пейзаж­то все тот же самый,
Стоявший долго так неприглядно.

Душа, что стонет и изнывает,
Желает в святости обновиться,
Всю самоправедность обрывая,
Спешит к Иисусу, чтоб убелиться.

Он омывает Своею кровью,
Покроет правдой ее Своею,
И вот, наряд её белый, новый,
Что даже снега зимой белее.

И боль страданий, и груз неверья,
И сонм ошибок, слов неразумных,
Заносит снегом, холодным, белым,
Так равномерно и так безшумно...

Наша встреча может быть последней

Наша встреча может быть последней,
Наша жизнь так быстро отцветет.
Мы – пылинки в Божией вселенной,
Словно искры, на один полет.

Что же за чертой, что будет с нами -
Размышлять об этом людям честь.
Вмиг мы переходим, и предстанем
Пред Творцом, такие, как мы есть.

Там смолкают разные молитвы,
Нет возврата, жизненный финал.
Кончаться искания и битвы,
Для того, кто бился и искал.

Для того, кто следовал послушно
За тем Гласом, что внутри взывал,
И свою растрачивая душу,
Для себя ее не сберегал.

Ну а тот, кто сердце тешил ложно,
Тот, кто беззаветно верил лжи,
Кто доверил так не осторожно
Развлеченьям маленькую жизнь,

Тот… вы сами знаете, что будет.
Но в душе, дsыханье затая,
Каждый сам так о себе не судит
И считает: «Это ведь не я…

Я же вроде человек хороший!»,
Утешенья временный туман.
И сравнить себя со Словом Божьим,
Искренними быть так трудно нам.

Как же нам сегодня протрезвиться,
Возжелать хоть что - то изменить,
Перестать безудержно катится,
И других в густую тьму катить?

Лишь пока мы живы, есть возможность,
Есть надежда и спасенья шанс!...
Наша встреча быть последней может,
Может быть для каждого из нас.

Почти не видно солнца

Почти не видно солнца,
Все мглой заволокло.
Мир видеть удается
Сквозь тусклое стекло.

Совсем не видно неба,
Все скрыли облака.
Мир затянуло пеной
Незримая рука.

Почти что нет надежды,
Энтузиазма нет,
Но в сердце слабо брезжит
Неугасимый свет.

Тот свет тьма не потушит,
Водой нельзя залить.
Он согревает душу
И позволяет жить.

И если ты захочешь,
И если ты в нужде,
Мой скромный огонечек
Поможет и тебе.

Чтоб в час, где нет надежды,
И тишина в ответ
Внутри тебя поддержит
Твой личный тихий свет.

И пульс его забьется
От моего огня,
Когда нет неба, солнца,
Есть свет внутри тебя.

Мы прошли пути не мало

- Мы прошли пути не мало,
Дни перетекли в года.
Друг об друга нас ломало
Очень больно иногда…

Мы есть камни в Божьей кладке,
Наши острые углы
Понемногу стали гладки,
Обтесались от борьбы.

Цель одна, одна отрада,
Мы стоим спина к спине,
Божье маленькое стадо
Побеждает на войне.

- Посмотри, кого я вижу:
Вислоухи  и в кудрях?!…
- Подходи-ка, враг, поближе,
Коль тебе неведом страх!

- Кто грозиться мне, овечки?!
Я сейчас вас просто съем!
На врага летит картечью
Сонм молитв, разящих в цель.

Тут же Ангелы стеною
Выступают позади…
- С ними больше, чем со мною,
Мне бы ноги унести!

Потрясает силы ада
Съединенье их сердец;
Божье маленькое стадо
Побеждает даже смерть.

Скорби, боли, пораженье 
Их остановить хотят,
Но когда идет сраженье,
Небеса за них стоят .

Тех людей совсем немного,
Их отвергло большинство.
Люди, избранные Богом,
Возлюбившие Его.

- Мы прошли пути не мало,
Дни перетекли в года.
Друг об друга нас ломало,
Очень больно иногда.

Вновь и вновь растут преграды,
К Царству Бога на пути...
Божье маленькое стадо,
Ты не бойся, но иди!

Погожий день холодный чист и светел

Погожий день холодный чист и светел,
Дрожат остатки листьев на ветру.
Ах, выдул бы скорее этот ветер
Из сердца прочь осеннюю хандру!

Сорвал остатки чувств, воспоминаний,
Что лишним грузом на ветвях моих.
И обновил стремления исканий
Того, Кто так высок и так велик.

Того, Кто сердцу ищущему близок,
Кто понимает и готов помочь…
И Он мои метанья и капризы
Осенним ветром раздувает прочь.

Ты собрал меня из праха

Ты собрал меня из праха,
От краев земли.
Свет вдохнул в сгущенье мрака
И сказал: «Живи!»

И как только жизнь забилась
В сердце, там, внутри,
Надо мною смерть склонилась,
Прошепча: Умри!»

Так за маленькую душу
Началась война,
Смерть впилась, неся удушье,
Говорила: «Да!»

Но вступался постоянно
За меня Твой Свет,
Милость руки простирала,
Возглашая: «Нет!»

Одиночество с подругой
Верною – тоской,
Часто шли одной дорогой,
Вслед плетясь за мной.

Это было все ко благу
И на пользу мне,
Чтобы размышлять о главном
В частой тишине.

Так по-разному Твой Голос
Говорил внутри,
Но одно и то же Слово:
«Побеждай, живи!»

В мой источник, где журчала
Чистая вода,
Смерть, прицелившись, плевала,
Грязь несла туда,

И бросала в Божью радость
Мерзкий, страшный ком,
Затоптать родник старалась
Грязным сапогом.

Но Твой Дух спешил, сражался,
Расчищал исток.
Очищался, возрождался
Бурный ручеек!

Смерть предательством и ложью
Била по щекам,
И старалась уничтожить
Болью многих ран.

Но опять Твой нежный Голос
Говорил внутри,
И надломленный мой колос
Исцелял: «Живи!»

Смерть убить всегда старалась
Изнутри меня,
Зло натуры разрасталось,
Божий Дух гоня.

И воспитывал меня Ты,
Как Отец – дитя
Избавляет от неправды
С помощью ремня.

И душа моя смирялась,
Сокрушая зло,
Так все время поднималось
Божье торжество.

«Да!» - крича, меня крестила
Смерть в пучины бед.
Но Святая Божья Сила
Вновь взывает: «Нет!»

Жаждет Он всегда, всецело
Мною обладать,
Чтобы жить чрез это тело,
Свет во тьме являть.

Буду жить! Не превозможет
Враг моей души.
Чтоб явилась Слава Божья,
Бог велел мне жить!

Человеку надо быть одному

Человеку надо быть одному,
Чтобы Бог проговорить мог ему.
Чтоб увидеть в темноте своей свет,
Чтобы выбор сделать – «да» или «нет».

Одиночество - утеха души,
Ты заполнить тишину не спеши.
И не бойся оказаться один,
Ибо отдых этот необходим.

Но бывает тишина - тяжкий труд,
Не отделаешься парой минут.
Чтоб унять и успокоить свой дух,
Чтоб очистить и настроить свой слух.

Чтобы Бог поговорить мог с тобой,
И наполнить твое сердце Собой.
Чтоб взлететь с Ним и парить в вышине,
И послушать небеса в тишине.

Но нет слаще драгоценных минут,
Тех, что сердцу исцеленье несут.
В них прозрение и смысл, и суть,
В тишине к тебе приходит Иисус...

Я пойду

- Я пойду, Господь, за Тобою,
Где б Ты не был, куда б ни шел.
Я исполню желанье любое,
Я Тебя полюбил душой.

Повернувшись, взглянул устало
На него Учитель благой.
- Вечереет… прохладно стало…
Только Я не пойду домой.

- Отчего же так?! Вдохновенье?!
Ты в виденьи иль наяву?!...
- Даже лисы норы имеют,
Негде Мне преклонить главу.

- О, Учитель! Хочу с Тобою
Побывать на молитве я!
- Если хочешь, пойдем со Мною,
Жить по вере день ото дня.

- Я желаю проникнуть в тайны,
Смысл притчей Твоих познать!
- Снова яшик пуст… не случайно…
Кушать нечего, негде спать.

Но Отец Мой нас не оставит,
Тех, кто верно за Ним идёт.
Позаботится Он, Я знаю,
Он по нуждам всегда даёт.

Если б Я напитал их хлебом,
Если б Я их всех исцелил,
То наш денежный ящик не был
Тем, какой он сейчас – пустым.

Но когда говорю им Слово,
То всё меньше людей вокруг.
Я же буду снова и снова
Проповедовать… Где ж ты, друг?

Нет его, поспешил удалиться
Тот, кто рядом хотел быть везде.
Лишь друзей усталые лица
Окружают Его в темноте.

В теплом доме всю ночь не спал он,
Дождь уныло по крыше шёл…
И всё думал, крутясь в одеяло,
Где же ночь Иисус провёл…

Мой милый добрый человек

Мой милый добрый человек…
Усталость осенью холодной
Промозглым ветром безысходным
Твой останавливает бег.

Мой милый добрый человек…
Морщинки книг из старых полок
Гласят о том, что путь был долог,
Но все ж к концу подходит век.

Мой милый добрый человек…
С картины, что к стене прибита,
Любовь, покрывшись пленкой быта,
Глядит из-под усталых век.

Мой милый добрый человек…
Душе твоей лик страшен Божий,
А боль ее унять не может
Ни шум пиров, ни оберег.

Мой милый добрый человек,
Вот, путь пустых страданий кончен,
Благая весть, как колокольчик,
Звенит водой весенних рек!

Мой милый добрый человек,
Он, претерпевший боль распятья,
Тебе открыл Свои объятья,
В любви прощение изрек.

Мой милый добрый человек…
Ты остаешься сам собою,
И этот стих другой покроет…
Но все ж волнами точит брег.

Жизнь завершает свой забег…
Я буду той волною пенной,
Стучать к тебе, к твоей вселенной:
«Мой милый добрый человек!»

Ты учил меня

Ты учил меня.… Отделял людей,
Тех, чей дух Твоему был чуждый.
Ты учил меня… Я терял друзей,
Тех, в которых не стало дружбы.

И я мимо шел тех, кто падал ниц
Пред такими же не святыми.
Мимо горьких слов и обиженных лиц,
Ставших мне навсегда чужими.

Но искрился Свет, в том, кто рядом шёл,
Хоть меня подводил так часто.
Чрез натуры всплеск, чрез обиды стон –
Он Твоей оставался частью.

Средь холодных и равнодушных глаз,
Среди скользких подводных листьев,
Мы стремимся вверх, через ил и грязь,
Чтоб поверх воды распуститься.

Ты учил меня за Тобой идти,
Не бояться быть одиноким.
Доверять во всем, умирать в пути,
Ко греху быть всегда жестоким.

Ты учил меня…. И сегодня Ты
Мне урок даешь непрестанно:
Там, где я Твои отыщу следы,
Там один никак не останусь.

Иль в пустыне бед, или на хребте,
Иль в долине, в болоте даже,
Я пройти след в След, днем иль темноте,
За Тобою повсюду жажду.

Мой Учитель благ, мой Учитель строг,
От любви Его - сердце тает…
Мой Учитель прав, мой Учитель - Бог,
В Нём лишь участь моя благая

Человек идет своей дорогой

Человек идет своей дорогой,
На пути он с сердцем говорит:
«Только бы Господь меня не трогал,
Но дела пусть Он благословит».

Сердце не обманешь, не прикажешь,
Знает оно - право или нет.
Даже если грязью всё замажешь,
Различает чёрный с белым цвет.

Человек решил – и в путь пустился,
На свершенье планов, мыслей, дел,
Почему к Творцу не обратился?
Он ответа слышать не хотел.

Сердце не обманешь, правду знает,
Голос его еле различим…
Человек же сердцу не внимает,
Предаваясь помыслам своим.

Шаг за шагом скорость набирает,
Вот решенье, вот ещё одно,
«Пусть Господь меня благословляет,
Но не скажет больше ничего».

И Господь внимательно взирает,
Сердце всё сказало от Него.
Человек своим путем шагает,
Оставляя Бога своего…

Свин в костюме

Один премудрый добродетель,
Быв сердцем добр и прост на ум,
Решил, потратившись, одеть он
На свинку выходной костюм.

Хотел помочь чистосердечно,
Потратил времени и сил.
Процесс казался бесконечным,
Но все же свинку он отмыл.

Ах, как же рыльце засияло,
Копытца заблестели то ж,
" Ну, что же, доброе начало,
На человека свин похож!

Мы в общество пойдем с тобою,
Ты там разучишь этикет,
Смотри, следи же за собою,
И аккуратно ешь обед!»

Вот стол красивый, всё накрыто,
Здесь сервировка, много блюд…
А свин давай искать корыто,
Глядь – во дворе он, тут как тут!

Напрасны были все старанья,
В корыто по уши залез…
Нет, не помогут оттиранья,
Коль он помои любит есть.

Наш добродетель был расстроен,
Но всё же понял он одно:
Тому, кто любит есть помои,
Быть за столом не суждено.

Свинячить у него в натуре,
Не тратьте на него и сил.
Не приобщить его к культуре.
А чтоб за стол, да при костюме,
Он просто должен быть…не свин!

Закрыта Дверь

- Господь, я так тебя любил,
Зачем же двери Ты закрыл?
И вот, я Твой топчу порог,
Открой мне дверь, мой царь и Бог!

- Ты говоришь - Меня любил,
А почему не накормил?
Ты знал нужду друзей своих,
А Я нуждался прямо в них.

- Господь, я так Тебя искал,
Заботы, нужды доверял,
И получал ответ я Твой,
Ты знал меня, прошу, открой!

- Тебе и ныне не понять,
Что это значит - Бога знать.
Ты предо Мной такой, как есть,
Нет в сердце у тебя небес.

- Господь мой, с Именем Твоим
Стоял я перед миром сим!
Так почему я как чужой,
И Дверь закрыта предо мной?!
Молю Тебя, открой, открой!

- Я искупил тебя и спас,
Но вот – светильник твой погас.
Нет масла в нем, в нем Жизни нет,
Открою тем, в ком вижу Свет.
Ты жил легко и хорошо,
Я звал тебя – но ты не шёл,
От беззаконий чёрен ты,
И от своей нечистоты.
Я жемчуг Свой тебе вверял,
Но весь Его ты растерял,
И так, как ты не знал Меня,
Так и тебя не знаю Я.
Я долго в дверь твою стучал,
И Я порог твой обивал.
Ты не открыл – и вот теперь
И пред тобой закрыта Дверь…

Мое намеренье сегодня

Мое намеренье сегодня –
Не делать зла и не грешить,
Исполнить заповедь Господню
И ближних, как себя, любить.

Мое намеренье сегодня
Такое же, как в каждом дне.
Но враг опять ударит больно,
Чтоб помешать исполнить мне.

А я опять, я буду снова,
Поднявшись, отерев слезу,
Стараться вновь исполнить Слово,
Пусть даже и на дне, внизу.

И снова мой характер гадкий
Подножкой свалит наповал,
И горько то, что было сладким,
И больно там, где врачевал…

Но я держу свое решенье
И ни за что не отпущу,
И если надо, то прощенье
В сто первый раз я попрошу.

Ведь я намерился сегодня
Не делать зла и не грешить,
И враг мой стаею вороньей
Недобро надо мной кружит.

Моё намеренье сегодня,
Такое же, как в каждом дне:
Исполнить заповедь Господню,
До крови биться на войне.

А я прижмусь, прижмусь к Иисусу,
Чтоб Свет Его покрыл меня.
Ведь угодить Ему стремлюсь я,
А не возвысить сам себя.

И чем я ближе к Иисусу,
Тем меньше надо воевать.
Он Сам во мне творит искусно
Любовь, смиренье, благодать…

Ведь Он – и есть моё решенье,
Рука слилась с Его рукой,
Преодолевши притяженье,
С Ним воспаряю над землёй…

Как он поет самозабвенно

Как он поет самозабвенно,
Перекрывая каждый звук!
Свой гимн любви, гимн всей вселенной
Из разных трелей ткет он круг.

Такая маленькая птица,
Поет так звонко и легко.
И песнь его в лучах искриться,
Летит над лесом высоко.

И если брови небо хмурит,
И пелена шумит дождя,
То выше даже этой бури
Взлетает песня соловья.

И я, как он, желаю так же
Исполнить вверенную песнь.
Красиво, ровно и без фальши,
И чтоб достигнуть ей небес.

Не получается… сбиваюсь
Средь испытаний и потерь.
То устаю, то обновляюсь,
Я - некудышный соловей…

Но песня ищущего сердца
Приятна Богу моему.
И в очередь звучат коленца:
«Ищу... тоскую ...жду... хвалю...

Нуждаюсь... мучаюсь... теряюсь...
Нет сил... люблю... отдам себя...»
И так, по кругу повторяясь,
Взлетает в небо жизнь моя.

Биография бабочки

Я когда то был ребёнок,
Зла с добром не различал.
Сердцем чист, и голос звонок,
Милой бабочкой порхал.

Мир был странным, непонятным,
Но цветным вокруг меня,
Я был милым и приятным,
Радость всем вокруг даря.

А потом я стал подростком,
Время возраста пришло.
Всё во мне, став злым и жёстким,
Гусеницей поползло…

Пусть, читатель, не смущает
Эта странная строка,
Так, конечно, не бывает,
Это образ для стиха.

Так я полз по жизни смело,
Зло вкушая с каждым днём,
Что вокруг меня кишело,
В сердце что росло моём.

Но при том, быв очень гадким,
Я от этого страдал.
Прячась ото всех, украдкой,
Я в отчаяньи рыдал…

Бог услышал плача звуки,
На меня с небес взглянул,
И израненные Руки
В состраданьи протянул.

Начал Он со мной трудиться,
Очищать от слов и дел,
Я воспрял и обратился,
Снова бабочкой взлетел!

Больше я уже не ползал
Поглощая все вокруг,
Мир красивым стал и пёстрым,
Бог Учитель стал и Друг.

Я купался в благодати,
Милость каждый день вкушал.
Бога из своих обьятий
Долго я не отпускал…

Но потом меня опутал
Мир религиозный злой,
Я поверил почему-то
В то, я уже святой…

В то, что цель моя свершилась,
Можно больше не взлетать…
Вскоре крылья отвалились,
Я пополз, пополз опять…

Думал я, что все в порядке,
В то, что так и нужно жить,
Оставаясь так же гадким,
Крылья все хотел забыть…

Те, что рядом окружали,
Кто из них меня поймёт?
О крылах и не слыхали
Не рождённые в полёт.

Бог Великий, Милосердный,
Так оставить не хотел,
Дело, что вершил усердно,
Чтоб не полз я, а летел!

Не для этого меня Он
Поднимал и омывал,
Чтоб я гусеницей вредной
Жизнь пустую проживал.

Он опять ко мне стучался,
Снова руки простирал…
Я на зов тот отозвался,
К небесам глаза поднял.

О, неужто Богу нужен
Я? И снова благодать?!
И тогда я обнаружил,
То, что вновь могу летать!

Как прекрасны крылья эти,
Как прекрасна высота!
Снова с Господом в завете,
Ползать? Больше - никогда!

Как бы вниз не опускало
Притяжение земли,
Ни на что не променяю
Крылья веры и любви!

Часто крылья намокают,
И не скрыться от дождя…
Жизнь короткая такая,
Так что не спешить нельзя.

Долго ползал, время тратил,
Опоздать я не хочу,
И к Тебе, о мой Создатель,
Я в объятия лечу!

Кто я есть

Когда Присутствие Святое
Ко мне спускается с небес,
И вот, я вновь перед Тобою –
Позволь мне видеть, кто я есть.

И я, слепой к своим проступкам,
Почти оглохший к мелочам,
Что совершаю поминутно,
Промахиваясь тут и там,

Такой неряшливо - речистый,
За мною вслед – проступков рой,
Осознаю, что я - нечистый,
А Бог – Великий и Святой…

Как мне предстать, прийти с поклоном
Перед Творцом Вселенной всей
Таким, как есть? Не по Закону?
С неверной жертвою своей?

И вот, кто я, осознавая,
Свое ничтожество и стыд,
Кто мой Господь – я постигаю,
Как путь к Нему был Им открыт.

Он – Жертва, та, что совершенна,
Он – Жертва лично за меня,
Кровь омывает неизменно
Свое скорбящее дитя.

Когда меня Ты принимаешь,
И снова – милость мне и честь,
От беззаконья очищаешь,
Позволь мне помнить, кто я есть.

Росток

«Как надоело мне сгибаться
Под бурным натиском опять,
Страдать, терпеть, почти ломаться,
И ветру противостоять!

И снега шквал, иль дождь ударит,
И снова я едва живой…
Немного солнца луч проглянет,
И снова все затянет мглой…

О, я устал стоять побитым,
Вздыхать и плакать в тишине!
Вся жизнь моя – сплошные битвы,
О, для чего все это мне?!»

Так рассуждал в себе, вздыхая,
И плача соком по коре,
На поле отрасль младая,
Росточек дерева в траве.

Он рос один, а лес - поодаль.
Так было определено,
Чтоб одному нести невзгоды,
Ведь нету рядом никого…

Деревья, на него взирая,
И, наблюдая день деньской,
Между собою обсуждая,
Его прозвали все «изгой».

Но в тайне каждый восхищался
Им, претерпевшим много битв,
Все видели, как он сгибался,
Когда жестокий был порыв,

Но после снова поднимался,
Стоял, усталый, чуть живой…
И тонкий стволик не ломался,
Всё крепче обрастал корой.

А вечерами, в час затишья,
К нему на встречу прилетал
Прохладный ветерок, чуть слышно
То деревце он укреплял.

Шептал ему: «Держись, дружище,
Ты будешь сильным и большим,
Пусть шквалов налетает тыща,
Ты сможешь выдержать, один!»

Он знал, что бурные порывы,
Ко благу будут для ствола,
Заставят корни впиться в глыбы,
Глубин достигнуть, где вода.

И ветер осушал слезинки,
Лохматил, крону теребя.
Он щекотал тот стволик гибкий,
И успокаивал, любя…

И наш росточек укреплялся,
Вновь силы собирал свои,
И, ободрённый, поднимался,
Пуская корни вглубь земли.

И добрый ветер, сделав дело,
До новой встречи улетал…
Росток оглядывался смело,
Готовый встретить новый шквал.

Мне некуда идти

Мне некуда идти, хоть скорби и сраженья
Преследуют меня на жизненном пути,
Хоть ветер - мне в лицо и часты пораженья,
Но от Тебя, мой Бог, мне некуда идти.

Мне некуда идти, хоть мук душевных слёзы
Мне часто жгут лицо, текут в морщинках вниз,
Хоть в жизни, как в коре у северной березы,
Цвет черный с белым в ней навек переплелись.

Мне некуда идти, хотя страданье душит,
И часто тишина звучит в ответ на стон.
И крик моей души постфактум жесткий глушит,
Гласящий то, что я не годен. Ни на что.

Мне некуда идти…Любовь – не просто чувства,
Восторг сменяет пульс обычных, серых дней.
Мне некуда идти, мне некуда вернуться,
И я учусь любить в страланьях всё сильней.

Мне некуда идти от Слова Жизни Вечной,
Хоть многое совсем не ясно на пути.
При ярком солнце дня или во тьме кромешной
Мне жизни нет иной, мне некуда идти.

Мне некуда идти, мой дом – у ног Иисуса,
Ведь жизнь – в Его руках, а путь – Его следы.
И Он меня хранит, за крест Его держусь я,
И от Его Любви мне некуда идти.

Верю!

Один великий режиссёр
Коль видел каплю лицемерья
В том, что хотел сыграть актер,
Спокойно говорил: «Не верю».

Когда же в дух актер входил,
Жизнь проявляя неподдельно,
Немного мастер говорил,
Но выпускал того на сцену.

А мы так плохо входим в роль,
И наши жизни столь двулики…
Глядит из зала Бог благой,
Вселенной Режиссер великий.

Он обучал нас много лет,
Тренировал нас повсеместно.
Порою открывал секрет,
И отвращал от лицедейства.

Ему претит бесцельный звон,
Реальной жизни знает цену…
Кому же скажет «Верю!» Он?
Кого допустит Он на сцену?

Сердце мудрых

Сердце мудрых – в доме плача,
Сердце глупых – где веселье.
Смех для них так много значит,
Упоительное зелье.

Лучше плакать об умершем,
Трезво в будущее глядя.
Так приложим это к сердцу,
Будем мудры, жизни ради.

Два лица

Два лица, две стороны,
Что быть может хуже?
Человек одни – внутри,
А другой – снаружи.

Как актёр на сцене он
Маски вмиг меняет,
Тот, кто злобой начинён,
Ложь произрастает.

Лицемерья страшен путь,
От себя не скрыться.
Бог ведь знает сердца путь,
Что внутри творится.

Всех ужасней лицемер,
Кто религиозен.
Полон гнусных мыслей, дел,
Вид лишь правды носит.

Лик духовный не спасёт,
Грех твой не покроет.
Зло внутри тебя убьёт,
Медленно, без боя.

Сердце ж разорви своё,
Вычисти всю нечисть,
Это дело – лишь твоё,
Кем шагнёшь ты в вечность.

Нет, не нужен лицемер
Дьяволу – и Богу,
Ты иль чёрен, или бел,
Там цветов - не много…

Притча о дубе

Старый дуб стоял средь леса,
Величав собой.
Он имел так много веса,
Взмывши над землёй.

Крона из ветвей могучих -
Вот стволу венец!
Был один из самых лучших
Этот молодец.

Гибкий, молодой орешник,
Тот, что рядом рос,
Восхищался им, конечно,
Почитал в серьёз.

Если кто-то, если где-то
Мудрости искал,
То, конечно, за советом
К дубу посылал.

Птички разные слетались
Иногда – гурьбой,
И в вопросах рассыпались,
Все наперебой.

Знал себе, конечно, цену,
Тот красивый дуб.
Иногда бывал надменным,
И к соседям груб.

Годы шли…И вот однажды
Прокатилась весть.
И узнал средь леса каждый:
« У него – болезнь…»

Так случилось - не проснулся
Дуб тот по весне,
Лист его не развернулся,
Трещины в коре…

В зимний холод сильный ветер
Корни расшатал,
Всем своим могучим весом
С шумом дуб упал!

И повис он на деревьях
Гордой головой,
Тонкий, молодой орешник
Придавил собой.

С хрустом спины посгибали
Тонкие стволы,
И с тоскою застонали:
«Всё, погибли мы!»

Кто-то сломан тяжкой ношей,
Кто лежит живым…
Только кто ж теперь поможет
Распрямится им?

И тихонько причитали
В сумраке ночном:
«Мы его так почитали…
А теперь умрём…»

И, возможно, что на этом
Кончились слова.
Если б были человеку
Не нужны дрова!

Дуб стволом своим тропинку
Перекрыл в лесу,
Человек взглянул, прикинул
И принёс пилу.

Зарычала, загудела
Мощная пила,
Вот, опилки полетели,
Сыпется кора.

И цвела на сердце радость:
Снят тяжелый груз!
Поднимались, разгибались,
Хоть и через хруст,

Робко, и глазам не веря,
Снова, снова ввысь,
Те ,кто выжили, деревья
К небу поднялись!

Благодарность возносили
Господу они,
«Похоронены мы были,
Но воскрешены!

Нас от тех, кто мёртвы стали,
Господи, храни!
Пусть стоят дубы – дубами,
Мы же – лишь Твои!

Прекрасно делать добрые дела

Прекрасно делать добрые дела,
По вдохновению Святого Бога.
Они идут за нами в небеса,
Пред нами ими выстлана дорога.

Ты не войдешь туда с пустой рукой,
Ты должен предъявить свои заслуги.
И часто могут дать войти в Покой
Натертые мозолистые руки.

Бездельники туда не попадут,
Там сытым эгоистам будет тесно.
Ты должен потрудиться крепко тут,
Чтоб в небесах тебе досталось место.

Ты должен знать, в чем Господа нужда,
Чтоб с радостью бежать ее восполнить.
Свои богатства применить туда,
Чтобы души сокровища пополнить.

Прекрасно делать добрые дела,
И проще нам о том вести беседу,
Не думая, что в наши времена
Есть так же Божьи слуги - без обеда…

Прекрасно делать добрые дела,
Дела святого запаха и вкуса.
И кто идёт дорогой в небеса,
Тот знает, как и чем почтить Иисуса.

Кто сказал

Кто сказал, что все в порядке,
Труд души твой оборвал?
Кто рождён не через схватки,
Боль и муки миновал?

Кто сознанье опечатал,
Семя рост остановил?
Истины в тебе зачаток
Тяжким камнем придавил?

Кто сказал – и ты поверил,
И оборван был процесс…
Кто тебя во всем измерил
И пустил тебя под пресс?

Отштампованный ты вышел,
Стал, как все, один шаблон.
Кто сказал: «Теперь ты «свыше»,
В Царство Божие рождён»?

Кто сказал?.. Кому ты вверил
Свой короткий жизни век?
Кто и чем тебя измерил?
Бог – иль просто человек?

Как и ты, такой же смертный,
Не достигший, не святой,
Ты пришел спросить совета,
И послушать мыслей рой.

Ложью он тебя покоил,
Жизни нити обрывал…
И за ним, и за тобою
Бог в молчаньи наблюдал.

Он бы рад тебя направить,
Он хотел рожденье дать…
Но твой темп уже не сбавить,
И на трассе не догнать.

Если б ты Его послушал,
Смелым был, чтоб правду знать,
И затоптанную душу
Смог на изученье отдать,

Он, как Врач, диагноз строгий
Вынес бы перед тобой.
Подкосились в страхе ноги -
Поддержал тебя Рукой.

Он бы дал тебе лекарство,
Исцеляющий Бальзам,
И тропинку в Божье Царство
В мраке леса указал…

Если есть еще вопросы,
Тихий стон, сомнений боль,
То спроси у Иисуса –
Всё в порядке ли с тобой?

Это очень, очень важно
Чтоб на жизни всей вопрос
Нам ответил бы однажды,
Но не кто – то, а Христос.

Мне не помогут

Мне не помогут исправления
Немного там, немного здесь,
Но только Новое рожденье
Даёт страданиям конец.

Мне не помогут обрезанья
Немного там, немного тут,
Из корня ветви прорастая
Душе страдания несут.

Там, в корне - зло грехопаденья,
И проклята моя земля.
Там древний голос противленья
И смотрит с холодом змея.

Здесь не работа штукатура
Или белильщика нужна,
Но эта старая натура
Быть уничтожена должна.

И вопреки всему земному,
На крест спасения смотря,
Лишь строго подчиняясь Слову
Я умираю для себя.

Ведь если жить и не бороться,
Не слушаться день ото дня,
Всепоглощающая гордость
Сразит и поглотит меня.

И не помогут исправленья
Немного там, немного здесь,
Но только Новое рожденье
Даёт страданиям конец.

Господь, позволь мне умереть

Когда себя я познаю,
То начинаю цепенеть.…
И об одном тогда молю:
«Господь, позволь мне умереть…»

Натуру падшую свою
Когда дано мне лицезреть,
То, содрогаясь, вопию:
«Господь, позволь мне умереть…»

О, чтоб иметь возможность жить,
Я должен изнутри сгореть!
Чтоб изменилась суть души,
Господь, позволь мне умереть!

Я – бедный грешник…. Но Господь
Дал путь креста, как благодать.
И подчиняя дух и плоть,
Я вновь иду, чтоб умирать.

Свою нужду осознаю,
Стремлюсь, чтоб Божью Жизнь иметь -
На это трачу жизнь свою.
Господь, позволь мне умереть!

Волк и овца

Внутри у каждого из нас
Живут овца и волк;
И кто кому еду подаст,
С того и будет толк.

Нам близок волк, с ним проще жить -
Что дашь, то он и съест.
Но сколько волка не кормить,
А он всё смотрит в лес.

Ему всё мало, он всё злей,
Убийца в нем живёт.
Решил кормить – корми сытней,
Иль он тебя пожрёт!

Тогда ты, вроде – человек,
Улыбка, милый вид,
Но жёстким взглядом из-под век
Волк с «холодком» глядит.

Овечку выкормить трудней,
Не «что попало» ест.
Нужна трава-люцерна ей,
Чтоб приносила шерсть.

И то, чем волк так дорожит -
Гнев, злоба, эгоизм,
От этого овца сбежит,
Не примет организм.

Нужны ей кротость и любовь,
Смиренье – пища ей.
Кто накормить овцу готов,
Тот - мудрый средь людей.

Овечка любит Божий Дух,
Волк любит лишь себя.
Овечке Сам Господь– Пастух,
Для волка Он – петля.

Встает у волка дыбом шерсть,
Когда Пастух зовёт.
Так хочет волк овечку съесть,
Когда Дух отойдёт!

И если строго не следить
За этими двумя,
И волка падалью кормить –
Потом вини себя,

Что вместо ласкового «бее-е»,
К чему твой слух привык,
Ты вдруг услышишь, как в тебе
Раздастся волчий рык…

Зачем ты думаешь о людях

- Зачем ты думаешь о людях,
Что раны нанесли тебе?
Тепло ли, холодно ль им будет
От размышлений в тишине?

Зачем ты думаешь о прошлом,
Что возвратится лишь во сне?
Иль днем, иль в темноте полночной
Подумай лучше обо Мне.

Я претерпел с тобою столько,
Что даже сам не помнишь ты;
И все, что сладко или горько,
Я пил с тобой до пустоты.

Я шел с тобой во все скитанья,
Во дни и мира, и войны.
Да, были недопониманья…
С твоей лишь только стороны.

И Я терпел твое молчанье,
Твою обиду на Меня;
Я чувствовал твое отчаянье,
И успокаивал тебя.

Когда ты шел, скользя у края,
Тебе упасть Я не давал.
Твоей молитвы долго ждал Я,
И к сердцу твоему взывал.

Когда ты плакал и смирялся,
Не сразу Я к тебе бежал.
Чтоб чувствами ты не бросался,
И чтоб словами не швырял.

Чтоб ты ценил, когда Я рядом,
Ведь Я ценю, когда ты – Мой;
Я знаю мысли, вижу взгляды,
К чему ты мертвый иль живой.

Я не люблю Собой хвалиться,
Но так люблю хвалу твою!
Скажи, кто б смог со Мной сравниться?
Кто мог любить, как Я люблю?

Все потому, что ты Мне нужен!
Надеюсь на взаимность чувств…
Я дорожу с тобою дружбой…
Твой Друг навеки – Иисус.

К Тебе я взываю средь ночи и дня

К Тебе я взываю средь ночи и дня:
- Иисус, Сын Давидов, помилуй меня!

К Тебе пробираюсь средь массы людей,
Коснуться пытаюсь одежды Твоей.

Скажи только Слово, я с верой приму,
Неверию Ты помоги моему!

Ты хочешь помочь мне, я знаю и жду,
Держу сквозь сомненья и страхи нужду.

Тебе в слепоте своей громко кричу,
Тебе в темноте еле слышно шепчу…

Иди же на голос, зовущий Тебя:
- Иисус, Ты – Господь мой, помилуй меня!

Ходатайство

Если вдруг на молитве моей,
В тот момент, когда что - то меняется
И в решеньи духовных вещей
Ходатайство внутри поднимается,

Если там вдруг вместо суда,
Отделения и проклятия,
Поднимается к Богу нужда
Сверх разумного восприятия,

Там, где Милость взывает: «Нет»,
Меч удерживает карающий,
Это значит, что будет Свет
Для души той больной, погибающей.

Значит, битва идет в небесах,
Значит, не пресекла черту ещё
Та душа, всё еще на Весах,
Мыслей сердца ее испытующих.

Но когда там, внутри, пустота,
Когда мрак в тишине звенящей,
Это Милость закрыла уста,
Глядя вслед душе уходящей…

От чего печален

- Ты сегодня странный, от чего грустишь ты?
На лице – улыбка, а в глазах – печаль…
- От того, что другу стал я в жизни лишним,
Наших отношений теплых мне так жаль…

- От чего узнал ты друга помышленья,
Может быть, не стоит краски так сгущать?
- Больше слов расскажет в жизни поведенье,
Меньше надо слущать, больше наблюдать…

- Может быть, проблема лишь в тебе сокрыта?
Может, ты достоин охлажденных чувств?
- Искреннюю дружбу нелегко разбить так,
Все преодолеет, понеся мой груз.

- Так поговори же с другом ты открыто,
Все, что есть на сердце, он ведь должен знать!
- Принесет ли пользу словопрений битва?
Стоит ли бесплодно воздух сотрясать?

- Недоразуменья выяснить вам нужно,
Ты ведь этот принцип сам провозглашал!
- Выясню. Но этим не поможешь дружбе,
Если друг мой повод, чтоб уйти, искал...

- Я, вообще, согласен… Просто сожаленье
Выразить хочу я, а не обвинить…
- Да, я понимаю. Ты ведь - отраженье.
Будь здоров. Приятно было говорить…

Старый год стал старой былью

Старый год стал старой былью,
Он исчез, истёк.
Книга, что покрылась пылью,
Завершает срок.

Прежде, чем закроем книгу,
Кончится рассказ,
Посмотрев назад, увидим,
Чем был год для нас.

Для кого – венком надгробным
Неживых цветов,
Для кого то - вновь подобьем
Множества годов.

Для кого то – коромыслом,
С грохотом ведра,
Для кого – витком без смысла,
Пропастью без дна.

Для кого то – бурным смерчем,
Чувств, эмоций брызг.
Для кого – началом смерти,
Для кого то – жизнь.

Для одних – освобожденье,
Для других – капкан.
Кто-то жизнь пустил на тленье,
Кто–то – на обман.

Кто-то праздновал победу
Света среди тьмы,
Кто-то ликовал при этом
Пиром средь чумы.

Счастье в том, когда доволен,
Тем, что есть в руках.
Счастье будет не у многих,
Но у многих - страх…

.Чем же год грядущий станет,
Как мы будем жить?
Кто сегодня в состояньи
Что - то изменить?

В бедном сердце нет покоя
От прошедших дней,
Не хватает силы воли,
Чтобы стать сильней.

В мраке, сумраке безбрежном
Будущая жизнь…
Есть ли для меня надежда
Что-то изменить?

Или снова повторенье,
В тот же круг лечу…
Вновь – знакомое теченье,
Боже, не хочу!

Боже, я не в состояньи,
Сам я не могу,
Ты услышь мои стенанья,
Лишь к Тебе бегу!

Не согласен, не согласен
С этой жизнью я,
Проведи меня, мой Пастырь,
Измени меня…

Божия рука вписала
В книгу все слова.
Вот хорошее начало
В книге, что нова!

Может, года и не будет,
Только горстка дней,
Пусть тогда они начнутся
С правильных вещей.

Жизнь иная заструится
С этой парой строк:
«Помоги мне измениться,
Здесь, сейчас, мой Бог!»

Кто победит и выиграет битву

Они приходят от высот небесных,
Из измеренья Божьего – сюда,
Как только слышат: призывает Бездна,
Взывают к Богу сердце и уста.

Они приходят свыше, Божьи слуги,
Туда, откуда слышат среди дня
Слова молитвы, видят к Богу руки:
«Сегодня, Боже, не пройди меня!»

Где люди поклоняются Иисусу,
Туда приходят Ангелы, туда,
Чтоб им помочь избавиться от груза,
Чтоб их не тяготила суета.

Но и на то же поклоненья место
Спешат прийти другие существа.
Не то, чтоб им лишь было интересно,
Они приходят воевать туда.

Они когда то с Ангелами вместе,
Пред Богом воспевали в небесах.
Но Люцифер с собой увлек их в бездну,
Враждующими сделал их в веках.

Вот все они теперь на поле битвы,
Из разных измерений к нам спешат,
Как только слышат робкие молитвы,
Одни – помочь, другие – заглушать.

И Ангелы нас верить убеждают,
Беседу с сердцем каждого ведут.
А демоны – гнетут и подавляют,
Сбивают, останавливают, лгут.

Вот Ангел, к сердцу бедному склоняясь,
К тому, кто злой обидой уязвлён:
«Прости, оставь, ведь Богу поклоняясь,
От раны этой будешь исцелён!»

И тут же голос рядом раздаётся,
Он истину услышать не даёт.
Напоминает, возбуждает чувства,
И негатив всё больше восстаёт.

Хозяин сердца, вяло размышляя,
Что поклоняться Богу хочет он,
Но ревностно сражаться не желая,
Без боя уступает полигон.

Другой же пробивается в молитве,
И Божья слава уж нисходит вниз,
И Ангелы поддерживают в битве,
А демон посылает злую мысль…

А мысль о том, как он никем не понят,
И незаслуженно страдает он…
Но если быстро мысль ту не прогонит,
То ей же он и будет побеждён.

А брата рядом что-то раздражает,
А возле кто-то просто так устал…
Всё это Духу Божьему мешает,
Хотя Он так их посетить желал.

Но тот, кто до отчаянья серьёзен,
И не намерен в церковь он играть,
Того сбить с толку демонам не просто,
Он будет пробиваться продолжать.

Ему неважны боли и обиды,
Он не боится выглядеть смешным,
Он устает – но продолжает битвы,
И Ангелы воюют вместе с ним.

Он жаждет встречи, жаждет встречи с Богом,
И сокрушает самого себя.
Ему проложат Ангелы дорогу,
Через хвалу и славословия.

Достоин Бог хвалы и поклоненья,
Благословенье, сила, слава, честь!
И видя жажду, ревность, посвященье,
Дух Божий опускается с небес…

И вот, один стоит, огнём объятый,
Его уж нет здесь, он на небесах!
Не видит больше дремлющего брата,
Кто проиграл, кто сдался и зачах…

Вот все мы здесь теперь на поле битвы,
Из разных измерений к нам спешат.
Как только слышат робкие молитвы,
Одни – помочь, другие – заглушать.

Кто победит и выиграет битву,
Тот принесет другим глоток воды,
Или ответ на давнюю молитву,
Иль исцеленье – всё решаешь ты.

И Ангелы застыли, наготове,
И демоны глядят из темноты.
Что выбираем мы, свободной волей,
То обретает чёткие черты.

Мой древний враг зовется страхом

Мой древний враг зовется страхом,
И он с тех пор живет во мне,
Когда Адам, познав, что наг он,
Скрывался в леса глубине.

Дрожал и в ужасе метался,
И сердце кровью облилось,
Когда шептал: «Я убоялся…»
Тогда все это началось.

Как ветер выл, ревело небо,
Когда Эдем он покидал!
И обесчещенную Еву
К себе, рыдая, прижимал…

Мы все с тех пор боимся Бога,
И перед смертию дрожим.
И жизнью, что не стоит много,
Мы ежечасно дорожим.

И в подсознании стучится,
Пульсирует тот древний страх…
Как только что-нибудь случится -
Волною ужас, стук в висках.

Великий Бог, на страх взирая,
На неспособность победить,
Пошел на крест, чтоб, умирая,
От страха нас освободить.

Пришлось могиле, аду, сдаться,
От смерти ключ в Его руках!
Теперь нам нечего бояться!..
Так от чего ж приходит страх?

Из недр ген, из подсознанья,
Из сердца клеток, ДНКа,
Вновь тянется чрез всё созданье
Его холодная рука…

Когда ты отступил от Бога,
Летишь, не ведая преград,
Страх смерти – верная тревога,
Бьёт в совести твоей набат.

Но если твой вопрос улажен,
Цела общенья с Богом нить,
Грехом ты не обезображен,
То страх свой можешь победить.

Иисусу в жизни угождая,
Как командиру на войне,
Я страх свой этим побеждаю,
И он не так уже страшен мне.

И если следовать указам,
Беспрекословно исполнять,
Свой беспокойный дух и разум
Ему всецело подчинять,

То страха ледяную руку
Я сам смогу перехватить,
Парализующую муку
Остановить и победить.

Люблю Иисуса, доверяюсь,
Я с Ним хожу, Он Пастырь мой,
От зла неверья отделяюсь,
И Он дарует мне покой.

Мой древний враг зовется страхом,
Что с давних пор живет внутри,
Я побеждаю Божьим Знаком
Служенья, верности, любви.

Служить Ему для славы Царства,
Себя сжигать и день и ночь -
Мои бесстрашия лекарства,
Они и вам должны помочь.

Я доверяю их Тебе!

Где на рассвете блещут росы,
И ручейка звучит мотив,
Там тихой россыпью березы
Стояли, косы распустив.

И в этот мирный уголочек
Ходила помолиться мать,
За дом, за мужа и за дочек,
Чтоб всем им в Боге пребывать.

Смотрела часто через слезы,
И руки простирая ввысь
На тонкие стволы березок,
Что возле мамы поднялись.

«Да это ж я, о, мой Создатель,
А это доченьки мои!
Тебе лишь буду я вверять их,
В Себе их души сохрани!»

И что бы ни было – не важно,
Она была тверда вполне:
«Ты обещал мне их однажды,
Я буду доверять Тебе!»

Вот буря как то налетела,
Деревья поломав в саду.
Мать с ужасом на лес глядела,
И сердце чуяло беду…

Она в глаза взглянула дочек -
И видит тусклый, мутный взгляд…
Слова сквозь зубы ей бормочут,
И за калитку прочь глядят…

«Беда, беда, беда случилась!
О, Боже правый, помоги!»
Она бежала и молилась
До тихой рощи у реки.

От ветра сильного упала
На поросль берёз младых
И ветви им переломала
Коряга, бывшая средь них.

Когда то жизнию дышало,
И шелестело лепестком,
Но, умерев, оно упало,
Земли подняв корнями ком…

Мать побежала со слезами
К своим березкам молодым,
Схватила голыми руками
Бревно, что жить мешало им.

В дугу согнув, почти сломило
Коряга страшная стволы,
И мать старалась что есть силы
Ту тяжесть приподнять с земли.
Она молилась и взывала,
Как тяжко было то бревно!
Она все силы надрывала,
Не поддавалось ей оно…

Она, призвав Святое Имя,
Поднять пыталась вновь и вновь.
«Господь Иисус, Ты помоги мне!»,
В висках все громче билась кровь.

И вот уж руки отнимались,
Бревно то сдвинуть не смогли…
Вдруг видит мать, что показались
Над ней две странные руки.

На тех ладонях были шрамы,
И кровь на ранах запеклась…
«Господь Иисус!» - шепнула мама,
И в изумленьи поднялась.

Он обхватил бревно большое
И на плечо его взвалил,
Уж не бревно, а крест тяжелый
В лесную чащу уносил…

Без сил упав, взывала мать та,
Рыдала вслух, средь рощи сей:
«Благодарю Тебя, Создатель,
За то, что спас моих детей!»

Мать видела, как поднимались
Вновь к небу тонкие стволы,
Как новой силой наливались
Те, что лежали у земли…

«Да, это я, о, мой Создатель,
А это - доченьки мои!
Тебе лишь буду я вверять их,
Себе их души сохрани!

Теперь уж чтобы ни случилось,
Как враг ни хочет их украсть,
За их спасение я билась,
И верю в то, что Ты их спас!»

Лишь Ты один даешь спасенье
И в силах груз греха поднять!»
…Мать шла домой с благодареньем,
А в волосах – седая прядь…

Когда она переступала
У дома своего порог,
То дети с плачем подбегали
И падали у мамы ног…

И что бы ни было – не важно,
Она была тверда вполне:
«Ты обещал мне их однажды,
Я доверяю их Тебе!»

Человек дорогой

Человек дорогой,
Нашей дружбе с тобой
Представляешь, уже много лет!

Пили чашу одну,
Вместе шли на войну,
И друг в друге оставили след…

Мы учились прощать,
Понимать, поднимать,
И сегодня мы учимся вновь.

На тернистом пути
Шаг за шагом идти,
Постигая, что значит любовь.

Дорогой человек,
Наш так короток век,
Так давай же потратим его

На исканье небес,
На стяжанье чудес,
На Иисуса Христа одного!

Настоящая жизнь –
Это Богу служить,
Это в вере пройти каждый шаг,
Человек дорогой,
Я желаю с тобой,
Путь пройдя, получить Божий Знак!

Положительные люди

Часто я на пути встречаюсь
С положительными людьми.
Я смотрю на них и поражаюсь,
Как же правильны так они!

Это правильность проступает
В каждом слове и взгляде тех,
Кто уверенно в жизни шагает.
Им, похоже, не страшен грех.

Он от правильности отпрянет
И уступит дорогу ей.
Удивлённо смотреть лишь станет
Положительных в след людей.

Да , они во всем безупречны,
Ясно око и тверд их шаг.
За своею правильной речью
С упоеньем они следят.

Никогда никого не судят,
И другим не дадут судить.
Положительны жизни, судьбы,
Так, что лучше не может быть.

Всё так правильно, всё так сладко,
Не бояться они зеркал.
Их одежды не тронет складка,
Грязь не липнет к их мягким рукам.

Пыль не ляжет в их чистом доме,
Тюль на окнах, герань цветёт.
Всё в своей совершенной форме,
Ни сориночки. Жизнь течёт.

Было, будет ли - однозначно,
Нет вопросов и тёмных мест,
Всё читаемо и прозрачно,
Без ошибок, помарок без.

Как всё правильно в кратком веке!
Положительно, всё «на пять»!
Что такому дать человеку?
Что дарить и чего желать?

Мне ли, драной и грустной псине,
Одинокой, едва живой,
Приближаться к ним, чтоб спросили,
От чего же я стал такой?!

Чтобы бросили мне подачку,
И брезгливо шагнули назад.
Прижимая к себе собачку,
Лапки-спички, сердитый взгляд…

Мне ль у «правильных» побираться,
Ожидать от них добрых слов?
В одобреньи от них нуждаться,
Стать одним из хороших псов?...

Шкура тёрта, и шрамов много,
Взгляд пронзительный у меня.
Может, выгляжу я убого,
Но живой все ж день ото дня.

Я всегда был от всех изгоняем,
И от «правильных» много бит.
Но зато у меня есть Хозяин,
Слышу Голос, когда говорит.

Я живой, я служу и лаю,
На врагов открываю пасть.
Иногда я и в ритм попадаю,
Даже в рифму могу попасть!

Я друзьям бесконечно предан,
Их немного, но все же есть.
Верный я, хоть обман изведал
И предательств не перечесть.

Сладких булочек мне не надо,
Мягких лежбищ и мисок хром.
Я бегу за своей наградой,
Не смотря, что устал и хром…

Прочь от правильности и фальши,
Лишь в Хозяине правда, в моём!
Убегаю все дальше и дальше,
Всё счастливее с каждым днём.

Иногда кто-то плачет

Иногда кто - то плачет… и те слезы - не значат,
Нету ценности в них никакой.
Потому что те слёзы – обвиненья, угрозы,
И обид накопившийся рой.

Иногда кто-то плачет - слёзы вовсе не прячет,
И все чувства свои – напоказ.
Чтобы всё поменялось, развернулось иль смялось,
Ради этих заплаканных глаз.

Иногда кто – то плачет - он кричит, не иначе,
О потере, о страшной беде.
И тем криком, бывает, он Творца обвиняет,
В том, чему не вернуться уже…

Иногда кто – то плачет, весь скрутившись в калачик,
Подбородок к коленкам прижав…
Сотрясаясь в рыданьях от беды осознанья,
От того, как он сильно неправ.

Иногда кто – то плачет – словно листик дрожащий,
Сокрушён от сознанья греха.
Вся заносчивость, гордость, самоправильность, жёсткость,
Растворяются в этих слезах.

И тогда – не мешайте, лишь смотрите, внимайте,
Как спускаются ангелы вниз
Слезы, как изурмруды, собирают в сосуды
И уносят к Создателю ввысь….

Просто он не понял Бога…

Люди часто ненавидят,
То, чего не понимают.
На мольбу ответ не видя,
Богу верить не желают.

Мол, «не слышит и не любит,
Раз оставил без ответа.
Он меня молчаньем губит,
А Ему и дела нету…

Нету ни любви, ни дружбы,
Раз вокруг не вижу я их!
Даже и искать не нужно,
Все лжецы и негодяи!»

Ненавидит с умным видом,
Злобу сыплет щедро, много!...
В сердце у него – обида,
Просто он не понял Бога…

Так всё дальше он уходит,
Искренности сердца чуждый.
В след ему с печалью смотрят
Истина, любовь и дружба…

Как больно падают, в осколки бьются чувства...

Как больно падают, в осколки бьются чувства
Любви и дружбы!
На сердце холодно, болезненно и пусто,
И слов не нужно…

Как исцелить удар, кровавую потерю?!
О, выстрел меткий!
И, с лязгом, скрежетом, захлопывает двери
Стальная клетка…

Забыть, следы стереть из памяти, из жизни,
Не сожалея!
Как- будто не было. Из прошлого все нити
Порву теперь я!

Я - лишь обёртка, та, что брошена на землю,
Клочок бездушный.
И с молотка моё распродано именье,
Удел ненужный…

И я мечусь по старой клетке, методично,
Мне больно, душно!
А посетители взирают флегматично
И равнодушно.

Я – дикий зверь для них, ловлю пустые взгляды,
Такая доля…
О, как же вырваться, ведь мне одно лишь надо –
Бежать на волю!

И сердце бедное, усталое в мученьях,
Вновь Голос слышит:
«Чтоб стать свободным, ты свободу дай прощенью
Любовью свыше.

Ты помолись, благодари, благослови,
Свой дух очисти.
И о разбитой дружбе, брошенной любви,
Ты зла не мысли».

Простые истины звучат в моем сознаньи,
Читать их проще,
Чем ими жить… они превыше пониманья,
Та пара строчек…

Но мне так нужен Иисус! Нет, не желаю
Один скитаться!
Лишь послушанье, посвященье выбираю,
Чтоб с Ним остаться.

Хочу, как Он быть… оставляя раны, чувства,
Благословляю.
И клетку старую, что многих держит в узах,
Я покидаю.

Не буду больше я оберткой иль клочком -
С этапом новым
Я становлюсь Словами, что на мне – резцом,
Письмом Христовым…

Те строчки новые, что вписаны Иисусом,
Мне драгоценны.
И к полной Книге с новой силой устремлюсь я,
К Заветной Цели!

Пока я нужен Иисусу

Пока я нужен Иисусу,
Меня никто не заберет.
Пока внутри меня не пусто,
Туда ничто не попадет.

Там это место - под охраной,
Никто не может внутрь попасть,
Там страж мой - вера, непрестанно
Хранит от всех, кто ждет напасть.

Хандра, сомненье и унынье,
И негатив, неверье, страх,
Вокруг меня кружат и ныне,
И бродят прямо при дверях.

Но веры знак - лишь «плюс», не «минус».
Хоть часто без улыбки взгляд,
Лишь позитивно вера мыслит,
О том дела ее гласят.

И мой рассудок суетливый,
Не могущий Творца понять,
Она спокойно, терпеливо
Пленяет для себя опять.

Он мечется, вопросы сыпет,
Захлебывается средь чувств,
И страхов давящая глыба
Его ломает через хруст…

Болезнь так нагло напирает
На тело хрупкое мое,
Симптомы без стыда кидает,
Как будто я - должник ее.

Но вера просто и искусно
Их аргументы сводит в «ноль»:
«Пока ты нужен Иисусу,
Никто не властен над тобой.

Да, знай, ты нужен, очень нужен,
Мой «плюс» - Его страданий Крест!
Не верь и никого не слушай,
Но побеждай сейчас и здесь!»

Вот, уголочки губ поднялись,
Исчезла складка меж бровей…
Напрасно ужасы топтались
У сердца моего дверей.

Я никому не дам то место,
Что Иисусу отдано!
Пока я нужен - бесполезно,
Ни страх, ни смерть и ни болезни
Не смогут одолеть его!

Моим друзьям не надо многих слов

Моим друзьям не надо многих слов,
И длинных объяснений им не нужно.
Ведь тот, кто друг, меня принять готов,
На основаньи просто нашей дружбы.

Мои друзья не жаждут похвалы,
Но добрых слов для них я не жалею.
Хоть мы давно друг с другом не на «вы»,
Но чувства охраняем и лелеем.

И если между нами холодок
Вражды и отчужденья пробегает,
То мы скорее в дружбы огонёк
Подбросим дров – он ярче запылает!

И если мы окажемся в войне,
О, ненавидит дружбу враг недаром!
Мы, встав плечом к плечу, спина к спине
Способны будем отразить удары.

Мои друзья… совсем немного их,
Нас неземная цель собрала кругом.
Я всем бы пожелал друзей таких,
И для меня почётно быть их другом!

Красивый новый чайник

Красивый новый чайник
Попал однажды в дом.
На нем необычайно
Сиял блестящий хром.

Восторженно хозяйка
Смотрела на него,
Жаль, что лицо, однако,
В нем чуть искажено...

Ну, что ж, не смотрят в зубы
Дарёному коню,
Красив, нет линий грубых,
Подобных нет ему!

Торжественно на кухне
Был чайник поселён.
Там, на отдельной полке,
Стал красоваться он.

И все, кто обитали
На кухне много лет,
Восторженно взирали
На новый элемент.

На чашки и кастрюли,
И за стеклом – сервис,
На утварь и посуду
Смотрел он сверху вниз.

«Какой он интересный!» -
Раздался чей то звон,
«Сиящий!», «Прелестный!» -
Звучит со всех сторон.

Когда герой наш бойко
Улыбки раздавал,
То старенькую тёрку
В углу он увидал.

Он тёрке той вниманья
Совсем не придавал,
Себе же почитанье
Охотно принимал.

Когда спустился вечер,
И стало всё стихать,
То каждый мог, конечно,
О жизни рассказать.

Когда, где раньше был он,
Кому и как служил,
А впрочем, друг пред другом
Открыто каждый жил.

Характер наизнанку
Сосед соседа знал,
Но каждый здесь хозяйку
Любил и ублажал.

Шло время. Время точит
И золото, и медь…
И вот, заметил кто-то,
Что чайник стал…ржаветь!

Изысканный красавец,
Потух блестящий хром…
Безжалостная ржавость
Цветет теперь на нём.

А старенькая тёрка
В углу себе стоит,
И не ржавеет стойко,
Хотя и не блестит.

Когда спустился вечер,
И стало в сон клонить,
Наш чайник потускневший
Решил поговорить.

«Ах, тёрка, расскажите,
Как удаётся вам
Не портится? Крошите
Вы всё не по годам!

Зубцы у вас сточились,
Но трёте каждый день!
И овощи любые
Вам покрошить не лень».

И тёрка отвечает:
«Моя защита тут,
Что каждый день нужна я,
И тру, и тру, и тру.

Ведь ржавчина не любит
Того, чья жизнь - в труде.
Работою погубит
Он ржавость на себе.

Зубцы сносились, жалко,
Но я еще сильна!
И потому хозяйке
Другая не нужна».

И загрустил наш чайник,
И горестно вздохнул:
«Ах, как же мне печально,
Что ржавчиной цвету!

Всю жизнь я жил на полке,
Стоял для красоты,
Смотрел на вас – и только,
С нелепой высоты.

Ах, если б только мог я,
Я б так служить хотел!
Был раскалённый, мокрый,
Но всё б не заржавел!»

И все шептаться стали,
И бурно обсуждать,
И наш несчастный чайник
Старались ободрять.

И вот, настало утро,
Хозяйка – на ногах.
Она взглянула хмуро
На чайник, что зачах…

Внутри всё оборвалось,
Промчалась жизнь за миг…
А та заулыбалась
И тихо говорит:

«Ты стал весь потускнелый,
Не жалко закоптить.
Ну что ж, могу я смело
Тебя закипятить!»

И, жёсткую взяв щётку,
Надраила бока.
И ржавчину оттёрла,
А так же хром слегка.

Но чайник не смущался
Блеск потерять былой,
С восторгом соглашался
Смыть ржавчину долой.

Довольный и весёлый,
Был рад начать служить.
Он тёртый был, не новый,
Но только начал жить!

Расколота ваза

Расколота ваза…
Осколки в пыли…
Разбилась не сразу,
Не уберегли…

Та ваза хранила
Прекрасный цветок,
Водою поила
Его жизни срок.

Они обоюдно
Служили в любви,
Союзом столь чудным
Всем радость несли.

У многих же зависть
Украла покой,
И часто ту вазу
Толкали рукой.

Те двое держались,
Хранили любовь,
Но гордость и зависть
Ударили вновь.

Не только снаружи
Удар нанесли,
Надменность у вазы
Росла изнутри.

Она посчитала
Высоким свой рост,
Достойна букета
Она многих роз!

И что-то случилось,
Момент тот пришел -
И ваза разбилась
Ударом об пол…

На это взирая,
Кивает главой
И громко вздыхает
Завистников рой.

А в сердце ликуют:
«Срок дружбы истёк!»
И в вазу другую
Поставлен цветок…

Пустые осколки
Рядами лежат.
Воды на них капли,
Как слезы, блестят…

Но Тот, Кто в союз тот
Свою Жизнь вдохнул,
К разбитым осколкам
Ладонь протянул.

Но зависть и гордость
Сказали опять:
«Ты склеишь, но воду
Ей не удержать!»

Но Автор кусочек
К кусочку прижал,
Скрепил Он их прочно,
В терпении ждал,

Чтоб раны раскола
Успели зажить,
И ваза та снова
Могла послужить.

Где верность и твёрдость,
Там ждет высота.
Вы, зависть и гордость,
Закройте уста!

Теперь не достать вам
Сосуд, что высок!
И снова в ту вазу
Поставлен цветок.

Союз восстановлен!
Пройдя через боль,
Чрез бури и скорби,
Крепчает любовь.

Вновь благоуханье
И радость несут,
Пройдя испытанье
Цветок и сосуд.

И снова в служеньи,
На радость сердцам.
Их восстановленье
Во славу Творца!

Удар

Удар! Удар наотмашь!
Не помню, как упал…
Я в изумленьи – вот уж
Никак не ожидал!

Из за спины… и что там?
Туман да тишина…
Живой остался чудом,
Душа потрясена.

А голова кружиться,
И все плывет в глазах…
Но слышу, как стучится,
Пульсирует в висках:

«Вставай скорее, чтобы
Еще удар принять.
Ты должен быть готовым,
И должен понимать,

Пока еще живой ты –
Тебя всё будут бить.
Кому ты нужен мёртвый?
Живых хотят сломить!»

Вот я встаю, шатаясь,
Чтоб свой продолжить путь.
И мне, почти без пауз,
Удар наносят в грудь!

Кто бьет меня – не знаю,
Туман да тишина…
Одно я понимаю:
Не игры, но война.

Охотятся за мною,
И надо поспешить
И встать, готовясь к бою,
Коль я желаю жить.

Собак лай не стихает,
Всё громче он в ушах…
И все сильней сжимает
Меня смертельный страх…

Но ободряет душу
Тот Голос изнутри:
«Ты мёртвый им не нужен,
Не бойся, не беги,

Ведь враг твой – как собака,
Он чувствует твой страх.
Он знает страха запах,
И видит дрожь в ногах».

Горячее дыханье
Уже мне спину жжёт,
Но с твёрдым осознаньем
Я двигаюсь вперед.

И знаю – враг отступит,
Хоть громче лай и вой.
И повторяют губы:
«Не бойся, Я с тобой».

И тут рассвет вступает,
Восходит солнца шар…
Я снова получаю
Свой внутренний удар.

Теперь моя натура,
Так явно, не в бреду,
Сдвигает брови хмуро:
«Я дальше не пойду!»

Как справиться с собою,
Где аргументы взять?..
«Ах так, не хочешь боя?
Не будешь есть и спать!»

И вот, я вновь шагаю,
Меня не просто сбить.
Я многие удары
Теперь могу сносить.

Враг тактику меняет,
Вступает в новый бой…
Но Голос укрепляет:
«Не бойся, Я с тобой».

Упал пред Ним

Упав пред Ним, унизился пред всеми,
Назвал Его Учителем благим.
Не побоялся быть толпой осмеян,
С вопросом сердца искренним своим.

«Как мне спастись, как мне прорваться в Вечность?
Хоть с ранних лет я изучал Закон,
Свод правил фарисейских бесконечность,
Но этим я не удовлетворён…

Всё, что в Законе - честно соблюдаю,
Слова святые в сердце берегу,
Часть от дохода в храм я отделяю…
О, что же сделать я еще могу?!...»

Иисус взглянул – и распознал проблему,
Скрывавшуюся в сердце молодом.
Иисус взглянул – и полюбил мгновенно,
Открылась Дверь небес на месте том.

Смотрел не человек, а Бог Всевышний,
Как, Тору изучая на ходу,
Шел юноша – а Лазарь, бедный нищий,
С утра и крошки не держал во рту.

Лежал он у ворот большого дома,
Вблизи фонтана юноша ходил.
Его, что взгляд не отрывал от тома,
Голодными глазами проводил.

А вечером, когда собрались гости,
Из дома, где царил веселый пир,
Пришел слуга, кусок лепёшки бросил,
И Лазарь Бога возблагодарил…

Из той Небесной двери дуновенье
Коснулось сердца юноши в словах:
« Иди и распродай свое именье,
Чтобы иметь богатство в Небесах!

Потом возьми свой крест, иди за Мною»
И больше ничего не говорил.
Вот, тишина повисла над толпою,
И онемевший юноша застыл…

Он ожидал всего, чего угодно,
Но только не таких «глубоких» мест!
Ждал наставленья и высоких слов он…
…Да лишь разбойники несут свой крест,

Пред тем, как их на нём же и повесят!
Благой учитель странный дал совет.
Всё, что отец оставил, дом и весь тот
Уютный, теплый мир свести на «нет»?!

В нём фарисейства вспыхнуло ученье,
Ведь разве не от Бога он богат?
Противоречье вызвало смущенье
И юноша попятился назад…

И Дверь небес, что для него открылась,
Была видна чрез Господа глаза.
Она без стука, тихо затворилась
В словах: «Спастись богатому нельзя…»

А юноша не долго оставался
В терзаниях и поисках души,
Богатству он пиршествам отдался,
Заботами тревогу заглушил.

Покармливал он Лазаря, конечно,
Давал на хлеб, хоть тот и не просил.
Все становился более успешным,
А Лазарь в скором времени почил.

Стал лидером в кругах религиозных,
Невежд наставник, знающий Закон,
И от житейских планов грандиозных
Всё больше, больше расширялся он.

Каким известным на земле не станешь,
Какой себе не сформируешь вид,
Но ты всем этим душу не обманешь,
Она, как пёс голодный, всё скулит…

Закончив пир шикарный фарисейский,
Один оставшись, так он говорил:
«Душа, да успокойся ж наконец ты,
Смотри, как Бог меня благословил!

Пора мне снова новый дом построить,
И новые хранилища пора…»
Но речь его прервалась острой болью,
Как будто в сердце лопнула струна…

И у его могилы говорили:
«На гребне жизни, счастлив и богат,
От нас ты забран был в места святые,
На небесах увидимся, наш брат!

Так отдыхай в краю, от нас далёком,
Ты Бога знал и так Ему служил…»
А в это время, в пламени жестоком,
В своих терзаньях, тот, скорбя, вопил,

И видел – Авраам и Лазарь рядом,
И помнил день, когда Сам Элоим
Смотрел ему в глаза глубоким взглядом,
И дверь небес, закрытую пред ним…

У каждого есть свой удел

У каждого есть свой удел,
И это всякий знает.
Но часто тот, кто не у дел,
Нас колет и кусает.

Когтями душу нам скребёт,
И жизнь нам отравляет.
Ведь у него удел не тот,
Что в небе обитает.

Когда скребут, когда ползут,
И больно в душу лезут.
Воспринимай, как кожный зуд,
Он в чем-то нам полезен.

Ты на незримое взирай,
Хоть зримое ветшает.
Крылом взмахни – и улетай
В край Божьих обещаний!

Когда друг друга любят люди

Когда друг друга любят люди,
О том не надо многих слов.
Без громких фраз понятна будет
Всем настоящая любовь.

Когда друг друга любят двое,
О том не надо заявлять.
И даже существо слепое
Не сможет это не понять.

Но только ревность, только зависть,
Те, чей союз не удался,
Любовь ту очернить стараясь,
Кидают грязью – только зря.

Коль есть любовь, то не удастся
Ее разрушить никому.
Испачкать можно постараться,
Но белизна покроет тьму.

Любовь – возвышенная птица,
Ей грязь снаружи не страшна.
Как голубь, маслом обновится,
И станет чистой вновь она.

Когда друг друга любят двое
На протяженьи многих лет,
Скорбь не пройдет их стороною,
И расцветет морщин букет…

Густые волосы редеют,
И жизнь их красит в белый цвет…
Но если чувства не стареют,
Достоин чести тот дуэт!

Она по-прежнему стремиться
Всегда и всюду быть, где он.
А он, раскрыв объятья принца,
Своей принцессой восхищён!

Учись у них, мой друг, как воин,
У тех, чья жизнь вся напоказ…
И если будешь удостоен,
Не надо будет громких фраз.

Что ты принесешь пред Ним?

- Я чувствую свою вину
Пред Господом Святым.
Всю отпаденья глубину
Хочу омыть пред Ним.

Я праведно и чисто жил
От самого рожденья,
И от греха себя хранил,
Берег свои стремленья.

К Творцу небес - мои пути,
Но чувствую я сердцем,
Что должен жертву принести…
Что скажешь ты, отец мой?

Ты верно понимаешь, сын,
Нам нужно очищенье.
Но что ты принесешь пред Ним,
Твое лишь откровенье.

Раз ты с Творцом имеешь связь,
Он даст тебе решенье.
Благословляю я тебя
На жертвоприношенье!

*       *       *

- О, я желаю получить
Благословенье Божье!
Пред Ним хочу я принести,
То, что всего дороже.

Желаю поклониться я
Тому, Кто верен в Слове!
Прошу, отец, наставь меня,
Что дать мне Иегове?

- Ты верно понимаешь, сын,
Бог хочет поклоненья.
Но что ты принесешь пред Ним -
Твое лишь откровенье!

Пусть голос сердца говорит
И даст тебе решенье.
Пусть Иегове угодит
То жертвоприношенье.

*       *       *

И первый, плача, агнца взял,
Что вырастил с любовью.
И острый камень подобрал,
И так пошел на гору.

Второй – алтарь соорудил,
Его украсил златом.
Плод в жертву нес трудов и сил –
Свой урожай богатый.

*       *       *

- Куда отправился, глупец?
Вновь слезы лить пред Богом?
Я для Него воздвиг дворец,
Ты лучше мне помог бы!

Ты хочешь малыша убить?!
О, как это жестоко!
Кровь, грязь ты будешь разводить,
Смерть принесешь пред Богом?!

- Ты вряд ли, брат, поймешь меня,
Давай не будем медлить.
Считай, что умираю – я,
А этот агнец – за меня…
Твоя здесь жертва и моя,
Давай проверим, не тая,
Чью жертву Бог приемлет!

*       *       *

Бог принял кровь, Бог принял смерть,
Бог принял откровенье.
Дела религии отверг,
И тщетно поклоненье.

И вот сегодня, в эти дни,
Два брата вновь несут дары.
И очень скоро мы увидим с вами,
Чью жертву поглотит Святое Пламя.

Что будет делать праведник

Что будет делать праведник
В лихие эти дни,
Когда все основания
Разрушены людьми?

Враг долго ткал, как кружево,
Паучью смерти сеть,
Попав в нее – разрушили
Мы основанья все.

Любви и благочестия,
Смирения, добра,
И веры основания
Разрушены до тла…

Что будет делать праведник,
Средь тех, кто отступил,
Мышленье и пути свои
От правды уклонил?

Кто захотел религии,
Голгофский крест поправ,
Покрыв листочком фиговым
Грехи, решил, что прав.

Кто жизнь живет двуличную,
Кто не хранит себя
От зла и безразличия,
Иисуса не любя.

Что будешь делать, праведник?
К тебе вопрос звучит.
Ты станешь, как и все они,
Кто любит свою жизнь?

Нас Слово из Писания
Не может подвести:
Нет, не отступит праведник
От своего пути.

И те, чьи руки чистые,
Те станут лишь сильней,
И утвердятся в истине
В конце тяжелых дней.

И те, кто будут жизнь свою
Для Царства расточать,
Великой веры подвиги
Те будут совершать.

Пусть кто то, видя праведность
И преданность твою,
В неверии раскаются,
Жизнь отдадут Царю.

Что будешь делать, праведник,
В лихие эти дни?
Держись за Основание,
Пути свои храни!

Чем ужаснее гримаса отступления

Чем ужаснее гримаса отступления,
И неверия ухмылка угрюмая,
Тем прекраснее лицо у посвящения,
И улыбка доверия полная.

Облик праведный состроит нам лукавство,
И двуличие гримасы строит разные.
Но уверенно и прямо постоянство
И у праведника очи сердца ясные.

Лжеучение за истиной скрывается,
Только вид имея внешний благочестия,
Но от Силы настоящей отрекается,
Проявляя к посвящению агрессию,

Пусть нечестьем нечестивый упивается,
Лицемерною религией прикрывшийся.
А святой еще сильнее освящается,
И сияет еще ярче в тьме сгустившейся.

Ничего никогда не бывает бесплатно

Ничего никогда не бывает бесплатно,
Это мудрый и древний вселенский закон.
У всего есть цена – это просто, понятно,
Но закон тот не каждому сердцу знаком.

Беззаботно живем, время попусту тратим,
Отдавать же частенько не хочется нам…
Наша жизнь – не бесплатна, за нас кто-то платит,
Кто-то платит по нашим огромным счетам.

Мы бываем должны, если просто ленивы,
Если кто-то другой совершает наш труд.
Мы не видим, что выглядим так некрасиво,
Руки тянем к тому, что бесплатно дадут.

Бог взирает, на что свою жизнь мы пустили,
И на что наше время сквозь пальцы течет.
И все то, что могли мы, но не оплатили,
Собирает в один неоплаченный счет…

Чтоб не быть мне в долгу неоплатном пред Богом,
Буду Царствие Божье искать я всегда.
И не важно тогда, мало будет иль много,
Он оплатит всё то, в чем мне будет нужда.

Ничего не бесплатно в огромной вселенной,
Богу стоил так дорого каждый святой...
Я хочу заплатить настоящую цену,
Чтобы Маслом светильник наполнился мой.

Людей к себе влечет веселье

Людей к себе влечет веселье,
И берег с пенною волной…
А я хочу туда, на север,
На дикий север, мне родной.

Прекрасно в чувствах бурных море…
Прохладный вечер, лёгкий бриз,
Осквернены большой толпою,
Грехом открытым без кулис.

Свободно дышит север дикий,
Пугая множество людей
Своей погодой многоликой,
Суровой строгостью своей.

И там, средь гула сотен сосен,
Вода чиста и глубока,
Меня течением уносит
В холодный океан река…

Сосновый, свежий воздух чистый,
Как в горном озере – вода…
В том диком крае Бог так близко,
Смолкает мыслей суета.

Он там везде, Он там повсюду,
Он там – могучий Властелин,
Там обязательно я буду,
Чтоб быть один с Ним на один…

Чтоб отдохнуть душой усталой,
И в красках неба утонуть…
Когда я буду там – не знаю,
Вся жизнь моя – к той Встрече пусть…

Кто не любит Иисуса

Кто не любит Иисуса, -
Для меня – не друг.
Над такими не смеются,
Это – злой недуг.
Кто к Иисусу не имеет
Дружеской любви,
Пусть такой переболеет
От меня вдали.
Не хочу соединяться
Я ни с чем иным,
Но все время оставаться
С Господом моим.
Тех, кто невзлюбил Иисуса,
Видеть не хочу.
Лишь сильней к Нему прижмусь я
И не отпущу…

Иногда не знаешь

Иногда не знаешь, что обидел друга,
Потому что друг твой тайну не открыл...
Тихо носит раны, перевяжет туго,
Чтоб крови невинной след не проступил...

Иногда не знаешь, где обидел друга,
И печаль не видишь на лице его.
Потому что сердце стало очень грубо,
Пропустив звоночек, нужный поворот.

Иногда не знаешь, чем его обидел,
Потому что друг твой стал недорогой.
Зазвенят осколки, и порвутся нити,
Хрустнула ракушка, жемчуг - под ногой...

В голову вцепившись, слезы вытирая,
Задаешь вопросы в гулкой пустоте:
"Почему все это?! Я не понимаю.."
Отступает гордость прочь в минуты те.

В сокрушенном сердце раздается Голос,
Тот, что заглушался личностью твоей:
"В сердце - много мути, грязны стали воды,
Начинай работать, вычерпай скорей."

Чем же ты залечишь, чем омоешь раны,
Те, что сам ты другу своему нанес?
Слезы покаянья - лучшие бальзамы,
Искренность ромашки лучше формы роз.

Отойди от края грубости сердечной,
Оступился - пропасть, шаг - не возвратить...
Наполняясь Светом, направляясь в Вечность,
Ты не будешь раны другу наносить.

Все подходит к своему итогу

Все подходит к своему итогу,
У любого дела есть венец.
Как бы ни была длинна дорога,
Есть ее начало – и конец.

Все проходит, пролетает быстро,
Боль сменяет радость, холод – зной,
Мы летим, как маленькие искры,
Брызнув каплей света за собой,

Все не просто так и не напрасно
Для того, кто Господом водим.
Если что-то странно и неясно,
Цель всего лишь знает Он один.

И везде, куда Господь направил,
Я могу уверенно идти,
На дороге знаки Он расставил,
Будет до конца со мной в пути.

Все хочу запомнить, но теряю,
Яркие моменты лишь храню…
Все ко благу – если доверяю,
Все ко благу – если я люблю.

Складки

Скользя по ткани жизни, мы складки заминаем,
Которых не разгладить нам никак.
Трагичные ошибки бездумно совершаем
Мы, не остановив свой первый шаг...

Болезненные очень для сердца эти складки,
И сколько слёз ни льём на них с мольбой,
Ты грубость их не смочишь, они как будто схватки,
Как только вспомнишь - стискивает боль...

Безжалостные складки не сгладить покаяньем,
Как карандаш с листа их не сотрёшь.
Не вырвешь лист тетрадки, не выплачешь рыданьем,
Они проступят там, где их не ждёшь...

Они к тебе вернуться, они тебя настигнут,
Как ни старался б ты от них сбежать!
И после ужаснешься, простую мысль постигнув,
Что лучше было б их не совершать...

Прощение у Бога не многим, но даётся,
Людей прощенье можно получить.
Но вот, пройдет немного - и бумеранг вернётся,
Хлестнёт тебя твоим поступком жизнь...

Всё можно сделать верно, всё можно сделать ровно,
Всегда есть путь, чтоб не кривить душой!
Не поступать лукаво, безумно, вероломно,
И чьи то души не давить ногой!

Всегда дождаться можно нам верного решенья,
Во всём есть выход правильный для нас!
Под натиском так сложно противостать давленью,
И человек без принципа - предаст...

Предаст семью и близких, предаст свою же совесть,
Предаст все то, что истина и суть...
Зачем так падать низко, пить полной чашей горесть,
Когда есть верный выход, верный путь?!

...И вот, мы носим складки, как на лице - морщины,
Взывая к тем, кто рвётся в высоту:
"Будь осторожен с тканью, на складки нет причины!
Не пресекай запретную черту."

Поэт сражается стихами

Поэт сражается стихами,
Его оружие сильно.
Все, что не высказать словами,
В узоры рифмы вплетено.

Поэт стихами достигает
Любого своего врага,
Преграды пред собой не знает
Его летящая строка.
v Поэт – он в разум мысли сеет,
Сознанье изменяет он.
Стихи «великих» не стареют,
Хоть сам «великий» погребён.

В стихах - пророчество и сила,
В них – Вдохновения рука
Поэтом возглашён Мессия,
И Божий план на все века!

Стихи – орудье не плотское,
Они наносят в цель удар,
Громят религии устои,
Воспламеняют душ пожар!

Рутинность, праздность и мещанство
Они разносят в пух и прах.
И потому их с постоянством
Уничтожают на кострах.

Чисты, хоть их мешают с грязью,
И не горят, когда их жгут.
Наделены особой властью,
И торжествующе живут!

Ведь Автор Сам их сохраняет,
Не вырвать из Его руки.
«Великие» не умирают,
И не стареют их стихи.

Настоящий художник не изображает

Настоящий художник не изображает,
Настоящий поэт – он не рифмы плетет:
Живописец во внутренность, в суть проникает
И чрез муки – на холст это передает.

А поэт – получив, ухватив вдохновенье,
Как художник, ваяет портрет иль пейзаж.
Чрез слова проступает он, как отраженье,
И в стихах оживает любой персонаж.

Музыкант же – не техник, что темп разгоняет,
Что не будет плутать средь пассажей глуши.
Он сыграет пять нот… но он так их сыграет,
Что прорвется слеза из иссохшей души.

Сущность творчества, дела, поступка иль слова –
Вдохновение, что выражается так,
Если ты обладаешь уменьем особым
Отдаваться Ему, сделать в сторону шаг.

Пусть Творцу твоя личность ни в чем не мешает,
Отдаваясь Ему, будь послушен во всем.
Пусть же выразит Автор, что Сам пожелает,
Оживая и действуя в сердце твоем.

Каждый выбирает по себе

Каждый выбирает по себе...
Знаем продолженье этих фраз.
Сделай выбор в здравом ты уме,
Или захлестнёт тебя маразм.

Старческий...или религиозный,
Друг от друга так не далеки.
Выбирай, пока еще не поздно,
Чтоб не стать потехой для других.

Пересекая стоп-черту

Пересекая стоп-черту, забыв о тормозах,
На полной скорости лечу – и разбиваюсь в прах…

Опять авария, удар, падение и боль,
Не просто потушить пожар и бедственный огонь!

И, распластавшись, через стон, спрошу себя в душе:
«Ты что, не слышал крика: «Стой!» на этом вираже?!

Ты столько лет на сём пути – и всё, как первый раз!
Когда дорога – «серпантин», зачем давить на газ?

Ты знал, как надо, но летел, оставив всякий страх…
Ты всё по-своему хотел, так что ж теперь в слезах?»

Но эти слёзы говорят, в осколках, в тишине:
«О, Господи, я виноват, будь милостив ко мне…

О, горек внутренности плод, как дикая полынь!
О, почему он там цветёт, растение пустынь?!

О, как хочу я принести не боль, ни горький яд,
Но послушанья, верности и мира аромат…»

…Лежу среди страдания, в слезах и ранах весь,
И вновь Рука прощения протянута с небес.

И вот, на трассе я опять, внимательно веду,
Чтоб больше не пересекать запретную черту.

Я вопию

Я вопию… Кричу о разореньи…
Взываю громко я в толпе людей.
О, если Бог не даст нам шанс спасенья,
Подобны будем пролитой воде…

А на меня взирают в удивленьи,
И пятятся, смущаясь, от меня…
Я непригляден видом сокрушенья,
Им непонятен, неприятен я…

Но горе нам! Я знаю план коварный,
Мы вскоре будем все истреблены!
Наш злейший враг, души противник главный,
План запустил безжалостной резни.

И потому я вопию и плачу,
От слёз свои глаза не берегу…
Смущаетесь? А как еще иначе?
Я к Богу пробиваюсь, как могу!

О, вы должны со мной к Нему стучаться,
Осознавая ужас, как и я!
И видом слез, и криком не гнушаться,
Я – Мардохей сегодняшнего дня!

Вокруг меня - лишь чопорные лица…
Я –шут для них, что плачет, вопиёт…
Услышь меня, Есфирь, услышь, царица!
Спеши спасти себя и свой народ!

Благоухай для Иисуса

Благоухай для Иисуса,
Как ландыш в тишине лесной.
Пусть для Его святого вкуса
Приятен будет запах твой.

Благоухай для тех, кто рядом,
Кто наблюдает за тобой.
Пусть от святого аромата
Изменится их путь земной.

Пусть небо и земля узнает,
О Ком приятный запах твой.
Пусть жизнь твоя благоухает
Любовью Божией святой!

И Жизнь, и Истину, и Веру
Во все дни жизни источай.
Пусть льется аромат без меры,
Благоухай, благоухай!

У стены плача

Я в кровь Христа всем сердцем верю,
Он – Жизнь, и песнь, и цель моя…
Но там, у стен, где плач евреев,
Там вы увидите меня.

Не на скамье большой церковной,
Не в белых зданьях дорогих,
Но там, где место плача, скорби,
Где ждут Царя в сердцах своих.

Не там, где крест – лишь знак формальный,
Где место только для «своих»,
Никто другой там не желанный,
Где был огонь – но он утих…

Но там, где нет успокоенья,
Где ждут Мессию, как дождя,
Где предвкушают посещенье,
Да, там найдёте вы меня!

Я буду плакать вместе с ними,
Ведь мы в нужде и стеснены…
Вы, те, кто жаждет Дух Мессии,
Со мной вставайте у стены!

Семья

Семья – это люди, что любят, прощают,
Ошибки и немощи вместе несут.
И молча, в сторонке, там не наблюдают,
Но в связке одной постоянно растут.

Семья – слово «вместе», звучание – складно,
И если случится кому-то отпасть,
Семья – это место, где примут обратно,
Когда с покаяньем вернется их часть.

Семья – это сочная гроздь винограда,
Где ягоды зреют, бок о бок растут.
Одни у них цели, стремленья и взгляды,
Без множества слов там друг друга поймут.

Семья без болезней – огромная редкость,
Семья без проблем – где такую найти?
Но если семья в одном духе и вместе,
То сможет чрез многие скорби пройти.

Лишь только Господь – это центр семейный,
Лишь Он съединяет, скрепляет сердца.
Где нету Его – клуб для сборищ бесцельный,
Где Он – дети собраны возле Отца.

Маленькие преданные люди

Маленькие преданные люди
Божьей крепко держаться руки.
Сами о себе они не судят,
И в своих глазах не велики.

Эти незначительные люди
Богу для служения нужны.
Тот, кто возвышать себя не будет,
Для небесной надобен страны.

Люди, что в смиреньи пребывают,
Будут снизу на других взирать.
Ни чужой «пиджак» не примеряют,
Да и свой не станут одевать.

Эти люди – воины Господни,
Маленькие, кроткие сердца
Днём и ночью, завтра и сегодня
Будут воевать за дом Отца.

Никогда не будут жить беспечно.
Если враг напал на Божий стан,
В маленьком, невзрачном человечке
Божий воин никогда не спал!

Будет биться делом, словом, мыслью,
Маленький и преданный Давид.
В должный час Бог Сам его возвысит,
Верность и любовь его почтит.

Какая сила в молодых растеньях

Какая сила в молодых растеньях!
Освободившись от оков зимы,
Проснувшейся земли серцебиенье
Выталкивает их наверх из тьмы.

Упругие зелёные листочки
Их первыми пробили черный пласт,
Они растут уверенно и прочно,
Их непреклонность вдохновляет нас.

Они способны выдержать атаки,
Последние конвульсии зимы.
Накроет снегом их, опять во мраке!
Но эти холода им не страшны.

Они прорвались, выиграв сраженье,
И победили зимний тяжкий сон.
Они провозглашают пробужденье,
Хоть каждый мокрым снегом окружён…

И, полыхнувши яркими цветами,
Пройдет так быстро их короткий век…
На смену род других цветов восстанет,
Чтоб ими начатый продолжить бег!

Возделывай почву

Возделывай почву, рыхли свою землю!
Ни днем и не ночью пусть дух твой не дремлет!
Земля засыхает, смягчаться не хочет,
Возделывай землю, пускай кровоточит!

Слезами смягчай очерствелую душу,
Себя выворачивай смело наружу.
Вычёрпывай помыслов мутную воду,
Проделай для Божьего Слова свободу.

Не будешь возделывать – скоро засохнешь,
А слушать не станешь – так быстро оглохнешь.
Заглушиться семя, склюют его птицы,
Когда перестанешь над почвой трудиться.

О, засуха эта сердца иссушила,
Любовь охладела, иссякла и сила…
Лишь чертополохом формальность в расцвете,
А люди вполне успокоены этим.

Есть время еще, чтобы Бога взыскать,
И жёсткое сердце свое распахать.
Повыдергать сгнившие корни и пни,
И выбросить камни, весь мусор земли.

Посей в нее правду – и милость взойдет,
Ты Господа взыщешь – дождём Он сойдёт.
Распахивай землю, возделывай вновь,
Добром засеваешь, а всходит - любовь!

Благодарю

В часы рассвета тьма слабеет,
Ведь наступает время дня.
И сердце вновь благоговеет –
О, Божья милость ждёт меня!

Вот первой птички трель пробилась,
Чтоб утро новее встречать.
С восторгом в небо устремилась,
Провозглашая благодать.

Встречает вновь меня прощенье,
И исцеленья бьётся пульс,
И руководство, и общенье,
Жизнь обновляет Иисус!

«Вчера» упало безвозвратно
В могучий времени поток.
Но снова наступило «завтра»,
Чтоб новый совершить виток!

Вот солнцем небо озарилось,
Я с хором птиц Тебе пою:
«За благодать, любовь и милость,
Благодарю, благодарю!»

Руки

Я так люблю и почитаю Руки,
В которых жизнь покоится моя.
Хотя порой Они приносят муки,
Ломая и слепляя вновь меня.

О, это Руки, знающие дело,
Работу с глиной мастерски ведут!
И день за днем, спокойно и умело,
С любовью, мудро, Свой свершают труд.

Они наносят боль – и исцеляют,
И отирают слезы с глаз моих.
И маленькие шрамы оставляют.
В напоминанье о Своей любви…

Когда в часы страданья сердце стонет,
Когда с небес ответ не слышу я,
То буду помнить раны на Ладонях,
В которых жизнь покоится моя…

Мне кажется порой, что я покинут,
Совсем один, в тиски сжимает страх…
Вглядевшись, я своё увижу имя,
Что вписано меж складок на Руках.

О, эти Руки нежно защищают,
Ничто из Них не вырвет жизнь мою.
Что значит Им довериться – я знаю,
И чтоб они не делали - люблю!

Лишь ты – и Я

- Когда Моя рука тебя накажет,
С тобою вместе буду Я страдать.
Когда болезнь желанья, чувства свяжет,
Взывай ко Мне, Я буду исцелять.

Ты – сын, и не избегнешь испытанья,
Ты – сын, и исправленью подлежишь.
Тоски, и отверженья, и молчанья,
Чтоб совершенным стать, не избежишь.

Ты должен быть, как Я, во всем подобен,
По всем следам пройти путем Моим.
Прекрасный путь… кто им пройти способен?
Лишь ты – и Я. Держись за руку, сын.

Не люблю глупость женщин

Не люблю глупость женщин,
Хоть им свойственно это.
Болтовня и нечуткость
Их не красит никак.

Не люблю глупость женщин:
Нелогичность ответов,
Эгоизм и не мудрость –
Безошибочный факт…

Не люблю глупость женщин,
Потому что есть мудрость,
Кроткий дух, послушанье,
Целомудренность есть!

Не люблю глупость женщин,
Стать же глупым – не трудность,
Но стать мудрым – решенье,
Отвага и честь!

Не люблю глупость женщин,
Не люблю приземлённость,
Неспособность увидеть
И ошибку признать…

Не люблю глупость женщин,
Эту самовлюблённость…
И в себе эту глупость
Буду вновь распинать.

Я - против

Я - против бессмысленной жизни,
И против бесцельных дней.
Я - против того, что закисло,
И квасит святых людей.

Я - против слов за спиною
И против ударов в лицо.
Я - против сдачи без боя,
И против двояких слов.

Я - против истерик женских,
Несдержанности ошибок.
Я - против холодных, жёстких
Взглядов поверх улыбок.

Я – против любви без жизни,
И против игры в спасенье.
Я – против подмены истин,
Духовного заблужденья.

Я – против неверия Слову,
И против жизни без жажды.
Я - против, снова и снова,
Пусть жизнь моя это докажет!

Я – «за» любовь и прощенье,
Я – «за» отдачу и веру.
Я -«за» Христу посвященье,
Я -«за» жизнь Божью без меры!

Я -«за» рыданья, молитвы,
Я -«за» смиренье и верность,
Я -«за» победные битвы,
Я -«за» духовную ценность!

Я -«за» служение Богу,
Я -«за» крещение Духом.
Я -«за» , и этого много,
За что подниму я руку,

За что я жизнь расточаю,
И жертвую не однажды.
Я это провозглашаю,
Пусть жизнь моя это докажет!

Вот женщина сражается с мужчиной

Вот женщина сражается с мужчиной,
Желает с ним на равных быть во всём.
Есть этому древнейшая причина.
Ее в Начале самом мы найдём.

Там женщина мужчине изменила,
Паденье совершилось чрез неё.
Там смерть в свои владения вступила,
Рай муж с женой оставили вдвоём…

Великая трагедия свершилась,
Бог от Себя изгнал Своих детей…
Жена своей позиции лишилась
И муж теперь господствует над ней.

Для женщины он – образ искупленья,
И для её же блага он – глава.
Но та воюет с Божьим повеленьем,
Мужчины хочет получить права.

Чтоб деньги, воспитание, работа,
Устройство жизни, распорядок дня,
Покупки – было всё её забота,
Везде «стоять» желает «у руля».

Чтоб первым её слово - и последним,
Чтоб было так, как хочет лишь она.
Да, спрятан танк в густых цветах сирени,
Ведётся настоящая война!

Религия поможет стать убийцей,
Что разрушает собственный очаг.
Лишь подлинная вера даст смириться,
И сокрушиться в собственных очах.

Воюй с собой, со сточною трубою,
Мучительной капелью в день дождя!
Натура, осквернившись сатаною,
Не даст так просто победить себя…

Но благодатью Божьей путь проложен,
Для той, кто жаждет кроткий, тихий дух.
С любимым мужем, в мире с Волей Божьей,
Вернуться в рай, не разжимая рук…

Как строго мы следим за запятыми

Как строго мы следим за запятыми,
В чужих словах и мыслях и делах.
Но, драгоценность, ту, что между ними,
Не видим за ошибками в словах.

Нас часто орфография сбивает
И вот, мы зрим на точки и тире,
Как автор их неточно проставляет,
Не понимая, что ж в самом письме.

Быть может, то – великая поэма,
Рассказ короткий или монолог,
Иль проповедь! Но лишь следим за тем мы,
Чтоб не было пробелов между строк…

А иногда, ошибкой прикрываясь,
Намеренно мы видеть не хотим,
Ту суть, что перед нами раскрывалась,
Величие, глубины из глубин!

Быть может, исключение из правил,
А не ошибка то, что нас так злит?!
И автор их намеренно расставил,
Чтоб уж наверняка испортить вид?

Лишь подлинный ценитель строк неровных,
С благоговеньем, с лупою в руках,
Старательно проникнет в ритм нестройный,
Сольется с пульсом, бьющимся в стихах.

Средь почерка неровного, кривого,
Среди лохматых, нервных, рваных строк,
Сокрыто сердце, полное святого…
Так отчего ж, читатель, ты так строг?

Зачем произведенье критикуешь,
Уткнувшись лбом в неровности сего?
Прослыть невеждой просто ты рискуешь,
Ведь ты не понял вовсе ничего!

Иль ревность воспаленный разум гложет,
Иль зависть там, внутри, клевещет вновь?
Ничто тебе, читатель, не поможет…
Покрыть ошибки в силах лишь любовь.

И вот, все та же сцена перед нами –
Читают двое ценности в письме.
Один – следит с восторгом за стихами,
Другой – считает точки и тире…

Многие сегодня просто существуют

Многие сегодня просто существуют,
Новых ископаемых создавая пласт.
Жизнь свою старательно на песке рисуют,
Что сотрется пеною от волны - за час…

Многие сегодня ничего не стоят,
Пустоты не весит на весах душа.
Миленькие башенки из песочка строят,
Собственными ручками…ах, как хороша!

И глаза их тусклы, не содержат смысла,
Выдавая сердца мёртвость, пустоту…
В час своей проблемы – на колени быстро,
И взывают громко к Господу Христу.

Он являет милость, Он их избавляет,
Зная, что Он – Бог их… в эти пять минут
Буря миновала, солнце вновь сияет,
И планктоном дальше по волнам плывут.

Бог сказал, что вскоре проведет границу
Между тем, кто служит Богу жизнью всей,
Тем, кто неотступно к Господу стремится -
И меж тем, кто строит замки на песке…

Скоро всё конкретно примет очертанья,
Пишут жизней Книгу пред Его лицом.
Служащий и верный примет воздаянье,
Нечестивый ляжет каменным углём…

Отношения

Отношения – как чашка,
Резкое движенье рук -
И на сердце стало тяжко,
На полу – осколков круг…

Отношения – как слово,
Что небрежно обронил,
Острый режущий осколок
Чье - то сердце занозил…

Отношения – ромашки,
Могут без дождя расти.
Но полив их лишь однажды
Не заставишь расцвести…

Отношения так хрупки,
Ими надо дорожить.
Могут все простить проступки,
Но запомнят на всю жизнь.

Отношений наших зданье
Возрастает до тех пор,
Если слов, поступков камни
Съединит любви раствор.

Пусть же эти отношенья
Будут островком в морях,
Те, кто претерпел крушенье,
Припадут к нему в слезах…

Спорить с мамою не мудро

Как проснешься рано утром
Сразу вспомни мой совет –
Спорить с мамою не мудро,
Спорить с папой – хуже нет!

Даже если прав ты будешь
От пяты до головы,
О себе не верно судишь –
Папа с мамой лишь правы.

Призывает Мудрость чадо
К продолженью жизни дней:
Спорить с мамочкой не надо,
Спорить с папой… будь мудрей!

С рождеством, во истину!

Рождество… а кто родился?
Чьё рожденье празднуем?
Праздник сей отождествился
Нам с вещами разными.

Снег кружится на картинке,
Елочка наряжена,
И красивые снежинки
На руках у каждого…

И желают все друг другу
Рождества счастливого,
И подарков дарят груду,
Множество красивого…

В честь кого вся суматоха,
Мишура со звездами?
Это день рожденье … Бога?!
Иисуса Господа?

Что же значит Он сегодня,
С чем отождествляется?
Ёлка? Шарик новогодний –
Этим Он является?

Культ и пиршество, продажа,
Бизнес, развлечения,
Увлечён сегодня каждый…
Есть ли исключения?

Те, кто помнят о Младенце,
С блеском хвалят Оного,
Воспевают гимны, песни,
Под крестом неоновым…

Рождество…в хлеву, в навозе,
В нищете, в презрении,
Послеродовые слёзы,
Овцы в изумлении…

Так всё просто, так смиренно,
Как же Он унизился,
Всемогущий Царь вселенной
К грешникам приблизился…

Бог с призрением взирает
На людское торжество,
И родиться вновь желает,
В тех, кто возлюбил Его.

Рождество должно быть в сердце,
Посвящённом, жаждущем,
В том, кто ищет Божье Царство…
Это – не для каждого.

Ведь рожденье – это скорби,
Муки, боль, страдание…
Тем, кто ждёт Его сегодня,
Будет воздаяние.

Так что тех, кто на коленях,
С посвященьем искренним,
В ожиданьи, в поклоненьи –
С Рождеством, во истину!

Прекрасно встретить новый год в молитве

Прекрасно встретить новый год в молитве,
В хвале и со слезами на глазах..
Благодарить за помощь в каждой битве,
И взвесить жизнь на Божиих весах.

Взглянуть на год прошедший без иллюзий,
Делам и мыслям подвести итог.
Оставить в прошлом тяготы и грузы,
И налегке вступить в иной виток.

Давать не надо обещаний ложных,
Или просить прощенья на бегу...
Но произнесть: "Соделай то возможным,
Что сам, мой Бог, я сделать не могу!

Но то, что в силах, буду исполнять я,
Пусть Дух и Слово путь проложат мне!
Вступаю в новый год в Твои объятья,
Вновь посвящая жизнь свою Тебе!"

Решаешь ты

С волками жить - по - волчьи выть,
Жить среди куриц - так кудахтать,
Среди кухарок - щи варить,
Жить на помойке - дурно пахнуть...

В колючках жить - растить шипы,
Средь псов - терпи, когда облают...
Где будешь жить? Решаешь ты.
Иль родину не выбирают?

Жить среди звезд - или в грязи,
Жизнь разменять - или растратить,
Коль что - то теплится внутри,
Ты можешь вдруг воскликнуть: "Хватит!"

Достаточно прокисших щей,
Колючек, лая, вони, воя,
Прорвись из жизни мелочей
В Жизнь, где реальное, живое!...

...С волками жить, по - волчьи выть
И соблюдать законы стаи,
Для тех, кто волком должен быть,
И родину не выбирает.

Прекрасна лилия - она
Давленье преодолевает,
Упорно тянется со дна,
И среди лилий расцветает!

Хороший музыкант

Хороший музыкант, мой друг, лишь тот,
Кто вдохновенья чувствует полёт.

Не тот, кто нотной грамотой владеет,
Но дуновенье чувствовать умеет.

Ему, конечно, нужно мастерство,
Чтоб выразить уметь полёт его...

Хороший музыкант - он как струна,
Что вся натянута, напряжена,

Не для того, чтоб просто зазвучать,
Но лишь движенье воздуха поймать -

Затрепетать и тут же заиграть,..
И каменное сердце сокрушать.

О, музыка все скажет нам без слов,
Тому, кто слышать и внимать готов.

Дыханье неба пусть уловит слух,
Отложим ноты...сходит Божий Дух...

Поворот

Вот, время нас без устали несёт,
И наша жизнь - как бурная река...
Приходит время сделать поворот,
Приходит день для нового витка.

Пусть мысли сердца изречёт язык,
И рухнут в воду старые мосты:
"Не будет больше так!" - раздастся крик,
И реку поворачиваешь ты.

Вселенная устало заскрипит,
Когда ты встанешь крепко у руля.
Но внутренность всё новое творит,
Движенье начинается - с тебя!

Пусть позитив пульсации твоей
Растопит льды, стоящие стеной.
Собьет волынку монотонных дней
Уверенной своей микроволной.

Пусть свежий пробивается родник,
Смягчая раны высохшей земли.
И новый начинается дневник,
В котором вера действует в любви!

В земле, пропитанной дождем

В земле, пропитанной дождем,
Легко расти любым растеньям.
Посеяв, урожай мы ждем,
А дождь - для веры подкрепленье.

В земле, пропитанной дождем,
И сорняки, и благородство.
Произрастать там будет все,
За выживание бороться.

Земле, пропитанной дождем,
Легко отдать сорняк колючий.
Она послушна под рукой,
Возделывать гораздо лучше,

Когда земля увлажнена.
Но если засуха повсюду,
Так просто не отдаст она
Репейников, крапивы груду.

Сорвешь ты поросль вверху,
А корень - там, в земле остался.
То важно, что не на виду,
Но что внутри, в избытке сердца.

Есть те, кому расти нельзя,
В моем сердечном огороде.
И потому я жду дождя,
Чтоб выдернуть при первом всходе

Крапиву, сныть, лопух, полынь,
Пока те не укоренились.
Без жалости я буду к ним,
Пусть не надеются на милость.

Оставлю чистой целину,
Для Семени Святого Слова.
Чтоб то проникло в глубину
И проявилось Жизнью снова!

Исцеленье не бесплатно

У Иаира умирает дочь,
И все слабей цветка благоуханье...
Молился Богу он и день и ночь,
А в ней едва ли теплится дыханье...

В глаза жены, опухшие от слез,
Не может он смотреть и взгляд отводит.
А в мыслях: "Иисус... ведь Он -Христос!"
Там, в его сердце, что-то происходит.

Вот он решенье принял - безвозвратно,
Один ударом обрубил концы.
"Я знаю: исцеленье - не бесплатно,
Я заплачу, Иисус, мне нужен Ты!"

Вот он идет. И знает, что теперь он
Не староста в собрании своем,
Поддержит кто Иисуса Назорея -
Тот будет безвозвратно отлучён.

Вопросы, страхи в воздухе повисли...
Но он идет, всё отметая прочь.
И сквозь толпу своих кричащих мыслей
К Иисусу он несет больную дочь.

А вслед за ним, в толпе людей таится,
Но так же пробивается к Христу,
Желающая жить и исцелиться -
Вот, женщина, ползёт чрез тесноту.

- Ты нечиста!! А ну, вернись обратно!!
Так голос ей в сознанье говорит.
- Я знаю, исцеленье - не бесплатно,
Я заплачу... - в ответ она твердит.

И, наконец, она к Нему пробилась,
Одно касанье - и Живой поток
Унес болезнь, и в миг та исцелилась!
И вздрогнул Иисус, и изнемог...

- Иди, ведь твоя вера победила,
Здорова будь, она тебя спасла!
За исцеленье цену уплатила,
Да, верою уплачена цена.

Все видел Иаир, слагая в сердце...
Но вдруг звучит убийственная весть:
- Дочь умерла твоя, всё, не надейся,
Не торопись Учителя привесть...

И прежде, чем вцепился в горло зверь
Отчаянья, и в кровь - оцепененье,
Раздался Глас: "Не бойся! Только верь!
И до конца плати за исцеленье!"

Пока ты веришь - кто-то будет жить,
Пусть даже смерть тебя не остановит.
За избавленье надо заплатить,
И вера знает, сколько это стоит!

Толпой Иисус так часто окружен,
Но это все - пустое и без смысла.
Лишь только плату веры примет Он,
И даром даст тебе избыток Жизни!

Слова, не более того

Идет Давид на поле боя,
И вдруг к нему подходит брат:
"Эй, сердце у тебя дурное!
Зачем пришел смущать солдат?!

И на кого, скажи, оставил
В пустыне ты своих овец?
Твоё высокомерье знаю,
Пришёл ты просто посмотреть!"

Давид пришел не пустословить,
Израиль жаждал отстоять,
Народ смущённый шёл ободрить,
И воевать, и побеждать.

Ответил он на брата слово,
Который старше был его:
"Так что же сделал я плохого?
Слова, не более того!"

И в наши дни, да, не когда то,
Подходит в битве Елиав,
Чтобы смутить, сбить с толку брата,
И жив остался Голиаф...

Иди, Давид, повергни разом
Врага Израиля всего!
Ты знаешь, кто в царя помазан,
А что смущает дух и разум -
Слова, не более того!

Я смогу достигнуть, я прорвусь!

Каждый день волнами поднимает
И потоком дел несёт меня.
Но томится сердце и стенает,
Если я не чувствую Тебя...

Иногда порывом с ног сбивает,
Поднимаясь, вновь бегу, спеша...
Но внутри я глубоко страдаю,
Если не утешена душа...

Вижу я, что вновь не достигаю,
Ты в Своем величьи так высок...
Головой тоскливо поникаю,
Как во время засухи - цветок...

Безысходность к горлу подступает,
Всё идёт не так, совсем не так...
И давленье только нарастает,
Не смотря на то, что Ты так благ!

Мне б расторгнуть узы и подняться,
Мне б Твой край одежды ухватить!
Мне б в Твоё присутствие прорваться,
И Твою реальность ощутить!

Здесь, в ловушке времени и тленья,
В мираже естественных вещей,
Голос Твой звучит сквозь измеренья,
Водопадом у меня в душе!

Пенные водовороты жизни
Удовольствий мелочных плотских -
Не по мне! Я слышу Голос бездны,
Рвусь туда из жалких сил своих.

Дух мой от давленья цепенеет,
Но в висках стучится веры пульс:
"Я дойду, я всё преодолею,
Я смогу достигнуть, я прорвусь!"

Ты даришь мне цветы не часто

Ты даришь мне цветы не часто,
Я их ценю и берегу.
Но от того я не несчастна,
Я видеть их в другом могу!

Твои цветы - в ином обличье,
Не так заметны и ярки,
В них есть без пафоса величье,
И почерк Божией руки.

Цветы ведь говорят о чувствах -
Прощенье, преданность, любовь...
И это целое искусство
Проговорить цветком без слов.

Твоя любовь не в громких фразах,
Но в верном сердце в каждом дне.
Твоих цветов не видно сразу,
Но запах греет сердце мне.

Тот камень, что ты ставишь в стену,
В том доме, что возводишь нам;
Окно, куда - да, несомненно,
Заглянет солнце по утрам;

Твои слова : "Держись, ты сможешь!"
Твой любящий и добрый взгляд,
Молитва веры в час тревожный
И одобренье - окрылят!

Легенда есть - страдала Ева,
Быв изгнана с святой земли.
О райском саде сожалела,
И о цветах, что там росли.

Адам хотел ее утешить,
И всё, что только сделать мог,
Он ей нашел, с трудом, конечно,
Подобный райскому, цветок.

С тех пор цветы друг другу дарят,
И жажда неба - там, внутри...
Но, кто вкусил однажды рая,
Тот ждет лишь райские цветы!

Цветы из рая - жизнь отдачи,
Их дарит тот, кто к ней готов.
Без чувств цветы ничто не значат,
А жизнь все скажет без цветов.

И мы спешим, держась за руки,
Достигнуть Божьей высоты!
И мы бежим, даря друг другу
Святые райские цветы!

Я не хочу бояться смерти

Я не купаюсь в круговерти,
Не наслаждаюсь ритмом дней.
Я не хочу бояться смерти,
Я ничего не должен ей.

Не то, чтоб роза не раскрылась,
Не распустился мой бутон,
Но моё дело не свершилось,
То, для чего я был рождён.

Господь, не дай уйти со сцены
Мне с ожиданием в глазах,
Хочу платить любую цену,
Чтоб роль исполнить до конца!

Позволь дождаться исполненья
Того, что Ты мне обещал!
Я лишь тогда, без сожаленья,
Готов, чтоб Ты меня забрал.

Я буду жить, чтобы сражаться,
Я буду жить, чтоб побеждать,
Не отступать и не сдаваться,
Я буду жить, я буду ждать!

Ты смерть удерживал так часто,
Вставал меж мной и нею Ты...
Я буду за Тебя держаться
И вопиять до хрипоты!

Моих врагов еще так много,
Но сил моих немного так...
Но у меня есть много Бога,
Чтоб побеждать за шагом шаг!

Мои слова - не просто лозунг,
Моя рука - не воздух бить,
И в этот час, последний, поздний,
Позволь мне жить, чтоб победить!

Чтоб умереть, чтобы отдаться
Тебе всей сущностью своей!
Я смерти не хочу бояться,
Я ничего не должен ей!

Размышляю о Тебе

Размышляю о Тебе,
О Твоем пути.
Скоро ль Ты придешь ко мне?
Как Тебя найти?

Размышляю вновь и вновь,
В сердце - жизни нить
Я желаю чрез любовь
Бережно хранить.

Буду, буду созидать
Я свои мечты,
О великом размышлять,
Всё величье - Ты!

Сверхъестественность Свою
Ты желаешь дать,
И земную жизнь мою
В корне поменять.

Все, что душу гнет к земле,
Прах и суета,
Не хочу растить в себе,
Пусть в моих мечтах

Будет мир прекрасный Твой,
Исцеленье, свет,
Сверхъестественный, святой!
Жизнь больших побед!

Буду я в себя вникать,
Кто я, где мой путь,
Буду сердце наклонять
Я туда, где Суть.

Буду погружать себя,
Даже через боль
И через усилия
В Божий Дух Святой.

Буду проникать в Тебя,
В заповедь, в закон,
В Слова обещания,
И пророков стон...

Этим я себя спасу
От бесплодных дней,
Если я проникну в суть
Личности Твоей...

Живите так

Живите так, чтоб умирать красиво,
Без сожаленья, с радостью в глазах.
Не важно, как болезнь к тебе ретива,
Но важно, что тебя не держит страх!

Живите так, чтобы душа довольна
Была от жизни, что пришла к концу.
Чтоб не было мучительно и больно
Идти на встречу к своему Творцу...

Живите так, чтоб не было сюрпризов,
Когда вдруг смерть подходит со спины.
И опадут, как лепестки нарциссов,
Религии смоковные листы.
Живите так, чтобы следы оставить
На раскалённых времени песках.
Чтоб каждый шаг кого-то мог направить
На узкий путь, ведущий в небеса.

Живите так, как Библии герои,
Чтоб ваше имя было в списке их.
Пусть Слово станет в вас Самим Собою,
И оживут Деянья в наши дни!

Живите так! Не занижайте планку,
Живите, простираясь в высоту!
Чтоб соответствовать Святому плану,
Чтоб всею жизнью угождать Христу.

Открой же дверь за дверью для Меня!

Вот женщина однажды пригласила
Творца под крышу дома своего.
Благ Господа она уже вкусила,
И не хотела жизни без Него.

Она сказала: "О, Иисус, Спаситель,
Прошу Тебя, живи в семье моей!
Пусть дом мой будет для Тебя обитель,
Будь Пастырем, Отцом моих детей!"

Иисус услышал - и решил не медлить,
И вот уж вскоре в дверь Он постучал...
Хозяйка счастью не могла поверить!
Дом с ликованьем Господа встречал!

Его за стол скорее пригласили,
Все собрались, оставив сотни дел.
Конечно, самым лучшим угостили,
А на коленях - младшенький сидел...

Спросил Иисус, побыв на теплой кухне:
"Что ж, можно Мне в гостиную пройти?"
Хозяйка, помня о своей молитве,
Ответила: "Конечно, проходи!"

Побыв в гостиной, милой и уютной,
С диванами, картиной на стене,
Спросил вдруг у детей Спаситель чудный:
"Могу войти Я в комнату... к тебе?"

Он указал на старшего ребёнка.
И тот залился краской - вот беда,
Ведь в комнате давно нужна уборка!
Но все же вслух Ему ответил:"Да!"

У среднего не так уж билось сердце,
За чистотою внешней он следил.
Но для чего же к шкафу его, к дверце,
Уверенно Иисус так подходил?!

О, только не туда! - кричали мысли.
Иисус взглянул с улыбкой на дитя
И произнёс Он: "Ты не против, если
Я загляну туда?" "Конечно...да..."

А младший сам бежал, чтоб дверь скорее
Перед любимым Господом открыть!
Чего скрывать пред Тем, Кто всех добрее,
Того, Кто будет вместе с ними жить?!

И вот, Иисус, побыв в веселой детской,
Взглянул на дверь хозяйки...и в груди
Ее теперь заколотилось сердце,
Но всё ж она сказала:"Проходи!"

Вошел Он молча, но звучало Слово,
Беззвучные вопросы в голове:
"Ты позвала Меня, но ты ль готова
Всю внутренность свою доверить Мне?

Твои желанья, планы и привычки -
Они как полки, дверцы, тайники...
Откроешь ли ты предо Мной замочки?
Не остановишь ли Моей руки?

Я выбросить могу и без возврата,
А в чем то Я порядок наведу...
Ты Господом звала Меня когда то,
И отвечал Я на твою нужду.

Ты Господом звала - и Я был рядом,
Я избавлял, кормил и исцелял.
Сопровождал всегда тебя Я взглядом,
Открой же дверь за дверью для Меня!"

Та женщина к Иисусу повернулась,
Свою молитву помня и теперь,
Как приглашала в дом к себе Иисуса...
"Я каждую Тебе открою дверь!"

Он улыбнулся ей...и стал невидим,
Исчез из поля зренья той семьи.
По комнатам искали Его дети,
Но обнаружить так и не смогли.

И думали: "То было нам виденье?
Господь Иисус ушел...зачем, куда?"
Плотским Его им не увидеть зреньем,
Но Он остался с ними. Навсегда!

Хозяйка поняла, что Он ответил,
Оставшись, с ними жил день ото дня.
Слова Его звучали ей и детям:
"Открой же дверь за дверью для Меня!"

Старость

Старость уродует милые лица,
Сморщивает их, как грушу...
Только бы старость, что в дверь не стучится,
Нашу не сморщила душу!

Старость подтачивает наше тело,
То, что столь сильное было.
Только бы старость работой умелой
Душу не подточило!

Старость своей монотонной капелью
С завидным постоянством,
В нас засевает уже с колыбели
Мрачность, ворчанье, упрямство...

Старость... ее обмануть не удастся,
С нею не договорится...
Глупо не старым стараться казаться,
Лучше им не становиться!

Боль и усталость все тело сгибает,
И набегают морщины,
Но изнутри твоих глаз пусть сияют
Искры, что непобедимы!

Пусть отступает, недоумевая,
Старость во всех проявленьях.
Верный характер в тебе побеждает
Несокрушимое тленье!

Пусть от твоей благодарности, веры,
Жизни, что всем расточалась,
Мудрости и доброты, что без меры,
Сморщится старая старость!

Юность и Мудрость

Юность с разбегу в толпу забегает,
Всеподминающей силы полна!
Мудрость в сторонке стоит, ожидая,
Скоро толпа рассосётся сама.

Юность молчит, но глазами блистает,
Молнию сжавши дрожащей рукой...
Мудрость же тихо глаза опускает,
И поднимает... В них мир и покой.

Юность то вспыхнет, то снова погаснет,
Света источник она не надежный.
Мудрость стабильно и ровно сияет,
Там, где без света так трудно и сложно.

Юность то крылья повесит безвольно,
То вдруг помчится под вдохновеньем.
Мудрость же смотрит на это спокойно
И продолжает свой путь восхожденья.

Юность взирает безжалостным оком,
Ей тот, кто слаб, не является другом!
Мудрость на юность посмотрит так строго
И подает изнемогшему руку...

Юность ошибки чужие считает,
Не замечая своих же порою.
Юность в опасные игры играет
В жажде узнать - что же там, за чертою...

Если ей мудрость является другом,
Знающим к подлинной жизни дорогу,
Юность ухватит он крепко за руку
И поведёт за собой ее к Богу!

Если та верное примет решенье,
мудрость ее никогда не оставит.
Вместе пройдут они путь восхожденья,
Юность в пути этом Мудростью станет!

Так и льёт дождь

Так и льёт дождь, так и льёт,
И земля уже не пьёт
Воду, что прорвала небо
И потоками течёт.

Нет нужды в таком дожде,
Нету засухи нигде,
Кончилось, промчалось лето -
Нечему расти уже...

Для чего так сделал Бог,
Что с небес течёт поток?
Чтоб ты, сделав шаг из дома,
Делать ничего не мог?

Мокро птичкам на ветвях,
Мокро и грибам в лесах,
Мокро даже и лягушкам,
Мокро тучам в небесах...

Но так будет не всегда,
В небе кончится вода.
Значит, Богу было нужно,
Чтоб лилась она сюда!

Знает Он, как всё менять,
Как нас дома удержать,
Так же трудности любые
Учит преодолевать.

Нам не нравится порой
Долгий дождь, палящий зной.
Но намеренья благие
У Него о нас с тобой!

Так и льёт дождь, так и льёт,
И тоска внутри растёт...
Долго ль будет продолжаться,
Кто же знает наперёд?

Дело я себе нашёл,
Вот и дождь уже прошёл....
Будем Богу доверяться
И всё будет хорошо!

От точки А до точки В

От точки А до точки В,
Потом обратно в точку А,
Иду тихонько, сам в себе,
И здесь мне не нужны слова.

Там, в точке А, забот хватает,
А в точке В -решений суть,
А между ними - этот путь,
Где я иду и отдыхаю...

Здесь нет серьезных размышлений,
Давленья, что не продохнуть,
Чтоб после принимать решенья,
Всем нам так нужен этот путь.

И здесь ты напряженье сбросишь,
И скажешь разуму; "Остынь!"
Когда идешь, на небо смотришь,
Не важно - тучи или синь,..

Нам надо делать остановки,
И лошадей не загонять.
Какой б наездник не был ловкий,
Порой всем надо... отдыхать!

Взглянуть, что в сердце происходит,
Быть честным к самому себе...
И вот, маршрут к концу подходит,
От точки А до точки В.

Если ты назначил Богу встречу

Если ты назначил Богу встречу,
Не бери туда с собою лишних,
Не далёких не бери, не ближних,
Приходи к Нему наедине.

Не бери проблемы, что полегче,
Не бери и тех, что неподъёмны,
Потому что днем и ночью тёмной
Он итак несёт их на Себе.

Не иди к Нему, чтоб пообщаться,
Чтоб задать тяжёлые вопросы,
Чтоб излить страдания и слёзы,
Он всё знает, твой сердечный Друг...

Приходи, чтоб просто повстречаться,
И сказать, что ты Его так любишь,
Что Ему всегда ты верить будешь,..
В тишине послушать сердца стук...

Иногда нам вовсе слов не надо,
Ведь слова мы часто сыпем градом,
Правильные, красочные фразы...
Хочет ли Он их наедине?

Тихое, сердечное "спасибо"
Сделает вдруг Господа счастливым,
Может быть, приблизиться Он сразу,
Помолчать с тобою в тишине...

Сорванный цветок

Сорванный цветок,
Брошенный в пыли,
Иисус нашел
И поднял с земли.

Он омыл его,
Чудо сотворил:
И цветочек тот
Корешки пустил.

Голову поднял
Маленький цветок,
И ожил его
Каждый лепесток!

В царственном саду
Он посажен был,
И росы слезу
В землю уронил...

Трепетал его
Каждый лепесток,
И шептал одно:
"Иисус - мой Бог!"

Вскоре он подрос,
Первый в красоте,
Стало много роз
На его кусте.

Он благоухал,
Аромат дарил.
И благословлял
Всех, кто проходил.

А садовник был
Сам Иисус Христос,
Ревностно следил
Он за жизнью роз.

Те, что отцвели,
Он рукой срывал,
Подсыпал земли
И окучивал.

Ну а иногда
Ножницы Он брал,
У того куста
Ветви обрезал.

- Почему? За что?!
Куст понять не мог,
Обижался в нем
Каждый лепесток.

Как-то раз пришел
Человек другой,
Он полил цветок
Сладкою водой,

Он цветку сказал
- Я люблю тебя,
Ветви обрезать
Нет, не стану я.

Для меня цвети,
Боль не причиню!
Пусть цветы твои
Красят жизнь мою!

Наш цветок был рад,
Ветви распустил,
Но его наряд
Вскоре... загрустил.

Он зачах, зарос,
Потерял свой вид,
И не стало роз,
Ствол его болит,

Понял он - вот-вот,
И придет беда,
И его убьет
Сладкая вода!

И тогда вскричал
Каждый лепесток,
Об одном взывал:
"Где же Ты, мой Бог?!

О, прости меня,
И ко мне приди!
И, как в первый раз,
Вновь меня найди!"

Тишина в ответ...
И шептал цветок,
Хоть поникла ветвь,
"Иисус - мой Бог"...

Ветер вдруг подул,
Из глубин садов
Вот, идет Иисус,
Он пришел на зов.

Долго Он не стал
Куст наш утешать,
Ножницы же взяв,
Начал обрезать...

Кустик трепетал
И благодарил,
Под рукой Христа
Снова он ожил.

Боль готов терпеть,
Получив урок.
А живой воде
Как был рад цветок!

Трепетал его
Каждый лепесток,
И шептал одно:
"Иисус - мой Бог!"

Заблагоухал
И зацвел он вновь,
Так цветок познал.
Что же есть Любовь.

Если хочешь жить,
И не умереть,
Чтобы зацвести,
Надо претерпеть.

Там, где много роз,
Украшает сад -
Через много слез
Льется аромат.

Чтоб садовник - сам
Иисус Христос,
С радостью вдыхал
Ароматы роз!

И трепещет вновь
Радостный цветок,
Шепчет он одно:
"Иисус - мой Бог!"

Да услышит Бог твои молитвы

Да услышит Бог твои молитвы,
Да направит Он твои стопы.
Пусть с Тобой Он будет в каждой битве,
Если каждый день с ним будешь ты.

Если за Него ты жизнь растратишь,
Сердце подожжешь и побежишь,
Если будешь верный указатель,
Этим ты Его благословишь.

Так что сделай радостью Христовой
Жизнь свою, характер свой и нрав,
Будь к Его пришествию готовым,
Ибо близок час тот, при дверях...

Маленький коврик молитвенный

С благодареньем иль с битвами
К Господу я прибегаю,
Маленький коврик молитвенный
Скромно меня ожидает.

Он под меня только выкроен,
Чтоб на колени склониться.
Маленький коврик молитвенный
Только, чтоб мне уместиться.

Свой есть у каждого воина,
Жесткий, неброский и ветхий...
Предназначенье которого -
Встреча Творца с человеком.

Вовсе не должен пылиться он,
Новенький в угол засунут...
Маленький коврик молитвенный
Должен терять свой рисунок!

Вот он лежит, ниже плинтуса,
Верный, послушный, надежный...
Жизнь моя - коврик молитвенный
Пусть для Тебя будет, Боже!

Мы пали

- Мы пали...Ни один не ищет Бога,
Нет праведных, родились во грехе...
От слов поникла голова пророка
И побежали слезы по щеке....

Но вот, поднявши зоркий взгляд орлиный,
Он посмотрел на сотни лет вперед,
Как по земле, чрез горы и равнины,
Кровавый путь на небеса ведет.

Он, оглянувшись, видит лишь руины...
Стенает сердцем: " Мы разорены...
Мы согрешили! Нет Иерусалима,
Лишь пепелище храма и стены..."

Но взгляд орла летит через пространства,
Взирая, как идут из века в век,
По той тропе кровавой, с постоянством,
Увы, совсем немного человек...

Идут они, порою спотыкаясь,
Через огонь и воду, ночь и зной,
Порою из последних сил цепляясь,
Карабкаясь над пропастью крутой.

Но все ж идут! Немногие доходят
Из тех немногих, кто на путь вступил.
Их путь непрост, их силы на исходе,
Но получают обновленье сил!

Увидел он Того, Кем путь проложен,
Кто Сам есть Путь и Истина и Жизнь.
Чрез то, что человекам невозможно,
Чрез тьму - тропу спасенья проложил.

Он Тот, Кто не оставит обещанья,
Кто не отступит, не восстановив!
Себя узнав на той тропе страданья,
Пророк вскричал: "Мой Искупитель жив!"

Этот мир ненавидит истину

Этот мир ненавидит истину,
Он всегда за дверь ее выставит.
Даст оценку ей ниже среднего,
И отправит на место последнее.

Если свет ее ярко вибрирует,
Он его просто проигнорирует.
Все великое, необычайное
Равнодушным встретит молчанием.

И хоть мир презирает истину,
Но за ней наблюдает пристально,
Чтобы выставить подражание
Затемняя ее сияние.

Он все подлинное, настоящее
Вытесняет фальшивкой блестящею.
И со временем вкус извращается,
Настоящее больше не нравится...

А ведь истина так красива,
В красоте ее скрыта сила,
В ней великая Вечность пульсирует,
И желает, чтоб ты вкусил ее!

Кто ж сегодня возлюбит истину?
Вот, стоит она, миром изгнана.
Бойкотирована и унижена,
Неужели кому-то она нужна...

К ней Господь Иисус приближается,
Та, упав, в слезах содрогается:
"Что я, Господи?! Нету сил во мне,
Чем же я могу послужить Тебе?!

Я на улицах этих взывала,
У ворот городских я стояла,
Я протягивала им руки,
Я терпела презренья муки,

Я играла - они не пляшут,
Я им пела - они не плачут!
Образ жизни своей смакуют...
Что же сделать еще могу я?!"

Иисус ей ответил: "Дева,
Ты должна продолжать свое дело!
Ты не знаешь то, что Я знаю,
Для кого Я тебя посылаю.

Ты должна сиять, так, как можешь!
Продолжай призывать прохожих,
Продолжай, продолжай, не сдавайся,
Ты получишь в награду Царство!

Мир Меня ненавидит истово,
Потому что Я - Путь и Истина.
Так что ты не одна в изгнаньи,
Я ведь тоже стою за дверями..."

Он исчез... слезы горя высохли,
Поднялась она из сухой пыли,
Отряхнув одежды, оправилась,
И к вратам городским отправилась...

Я люблю людей, что любят Бога

Я люблю людей, что ищут Бога,
Тех, что родились не на земле.
Хорошо, что их совсем не много,
Потому что тем они ценней.

Я люблю людей, что ценят Бога,
И оценка их так высока.
Ценят Его больше, чем утроба
Хлипкого картонного мирка.

Выше, чем дешевые успехи,
Больше, чем комфорт их и уют.
Ведь обычно люди за копейки
Душу здесь свою распродают.

Говорит сегодня нечестивый,
Божьим Духом кто не дорожит:
"Я вполне и без Него счастливый,
Мне не надо много, чтоб прожить!

Было б где поспать и что поесть бы,
Я доволен и неприхотлив.
Не земных богатств и ни небесных
Мне не надо. Сыт, одет - и жив!"

Часто не за трон, не за богатство,
Не за славы праздничный салют,
Продают сегодня Божье Царство
За комфорт, достаток и уют...

Продают недорого и просто,
За места на лавочках в церквях,
За покой сердец религиозный,
За обман в священника словах...

...Тех люблю, кто ожидает Бога,
Кто готов годами ждать ответ.
Мало Он дает им или много,
Ожиданье не сойдет на "нет".

Я люблю людей, кто любит Бога,
Тех, кто ненавидит жизнь свою.
Знаю, почему их так не много.
Потому что сам Его люблю...

Не понять тебе это, сынок

- Что ты смотришь на небо, отец?
Что ты ищешь в сиянии звёзд?
Не следишь за стадами овец,
Что тебе дал в обилье Господь.

Ты так часто глядишь в небеса,
Там, где Бог восседает Один...
...Оторвав от заката глаза,
Отвечает отец : "Да, мой сын."

-Что ты ищешь в пустынной земле?
Хоть богат ты, но так одинок...
Что не нравилось в Уре тебе?
Я б хотел побывать там разок...

Почему в далеке мы живем
От прекрасных, больших городов?
Там в одном, под названьем Содом,
Храм огромный для Бога богов!

И повсюду есть корм для скота,
Там друзей обрести бы ты мог!
Почему не идем мы туда?!
...- Не понять тебе это, сынок.

Я с тобой много раз говорил,
Но не можешь ты все ж ухватить...
Я тут стрел для тебя заточил,
Хочешь ли на охоту сходить?...

Ну, беги, возвратись до темна!
...Может, Бог даст мне сына еще,
Тот, которого Он обещал,
Тот не спросит меня ни о чем...

Обетованный, истинный сын,
Он поймет все про Город небес!!
...И вопрос его будет один:
"Где же агнец для жертвы, отец?"...

Не отдам

- Не отдам! - сказал ребенок
И прижал игрушку крепко.
- Не отдам! - сказал подросток,
Сердца дверь захлопнув дерзко.

- Не отдам! - подумал взрослый,
Жизни руль в руках сжимая.
"Не отдам" - звучит серьезно,
Как же жить, не отдавая?

- Не отдам своих желаний!
- Не отдам любимой жизни!
- Не отдам переживаний!
- Не отдам смоковных листьев!

- Не отдам я! - буркнул старец,
К стенке мрачно отвернулся.
- Со своим и оставайся! - Бог сказал
И - не вернулся...

Он пошел к тому, кто может
Часть за частью отдавать,
Все, что для него дороже...
Чтоб Собою наполнять!

Ты отдашь - а Он запомнит,
Но назад не возвратит.
Ты отдашь - а Он наполнит
И тебя благословит.

- На, игрушку отдаю я!
- Приоткрою сердца дверь...
- Да, руль жизни отпущу я!
- Жизнь мою возьми теперь...

И сегодня тихий Голос
Проникает в разум наш.
Неожиданно порою
Раздается: "Ты отдашь?"

Не пытайтесь утешить Иова

Не пытайтесь утешить Иова,
Не бросайте ему умных фраз.
Не старайтесь цитировать Слово,
Он ведь знает Его лучше вас.

Не утешить его человеку
В сей тяжелый молчания час...
Он поднимет усталые веки
И страдание взглянет на вас...

И слова все окажутся тщетны
Перед праведной жизнью сего.
Что уж мы, если Бог безответен
И в страданьи оставил его?

Скорбь Иова не в том, что лишился
Он земель и детей, и домов,
Но без Бога, один очутился,
Посыпая себя пылью слов.

Он отчаянье в небо бросает,
Чтоб услышать от Бога ответ.
Он стенает, зовет, упрекает
И ни в чем утешения нет...

Если нет вдохновенного Слова,
Если нет утешенья в устах,
Сил не трать своих снова и снова,
Рядом с ним ты садись, прямо в прах!

И скорби о молчании Божьем,
Со стенающим вместе стенай.
Это больше Иову поможет,
Чем пустых утешений слова.

И однажды... нахмурится небо,
Вспыхнет молний неистовый свет,
Пыль страданий развеется ветром
И раздастся от Бога ответ!

Дуэт

Весенним утром на рассвете
Весь город стих так непривычно.
Один - зовет, другой - ответит,
Друг другу звонко пели птички.

Мотивчик незамысловатый -
Чуть ниже и чуть-чуть повыше,
Один - начнет, другой - подхватит,
Летел над каждой сонной крышей.

Земля тихонько повернулась,
И все сильнее солнце светит...
И в звуках утра растворялась
"Один - зовет, другой - ответит"...

Вдруг на мнгновение совпали,
Схлестнулись и соединились!
И вновь повтором зазвучали,
И, наконец, остановились.

И, опустившись на колени,
Я подхвачу ту птичью песню:
Один -начнет, другой - подхватит,
Один - зовет, другой - ответит,
И зазвучат дуэтом, вместе!

Мне ко благу

Ох, как горько на душе,
Как пилюля рассосалась...
Вроде, выплюнул уже,
Горечь все равно осталась...

Вроде, все прошло, как тень,
Утром жизнь возобновилась,
Память во вчерашний день
Хваткой сильною вцепилась...

Как непросто расцепить
Цепь событий и поступков!
Дух больной освободить
От бурления рассудка!

Долго ль днем вчерашним жить
Буду я, изнемогая?
Все прошло, не возвратить,
Ластик в прошлом не стирает...

Так что я остановлюсь,
У меня в руках есть сила!
Груз откинув, распрямлюсь:
"Мне ко благу все, что было!"

Даже там, где я неправ,
Даже там, где оступился,
Где виновен глупый нрав,
Где я снова с ритма сбился,

Переменчивость людей,
Дружба, что ко мне остыла...
Благо для души моей
Все, что есть и все что было!

Раны сердца своего
Принесу под Свет Писанья,
Все свое добро и зло
Под струю Крови подставлю...

Буду жить, идя вперед,
И провозглашать с отвагой:
"Тем, кого призвал Господь,
Все содействует ко благу."

Кто что ищет - получает

Погожим солнечным деньком,
Через березки и опушки,
Их говор лился ручейком,
В лесу гуляли три подружки.

У каждой цель своя была,
Зачем она сюда пошла.

Одна - чего-нибудь покушать,
Веселый разговор послушать.
Вторая - глазками стреляла,
О принце сказочном мечтала.
Грустила все девица третья.
Она хотела Бога встретить...

Устав, домой поворотили.
И вскоре в гости их позвали.
В богатый дом, где изобилье,
Где их троих с любовью ждали.

У каждой цель своя была,
Зачем она сюда пришла:

Одна - чего-нибудь покушать,
Веселый разговор послушать.
Вторая - глазками стреляла,
О принце сказочном мечтала.
Грустила все девица третья,
Она хотела Бога встретить...

И вот, все трое на служенье
Приходят в церковь в воскресенье.
Но, где б они не очутились,
Желанья их не изменились:

Одна - чего-нибудь покушать,
Веселый разговор послушать.
Вторая - глазками стреляла,
О принце сказочном мечтала.
Грустила все девица третья,
Она хотела Бога встретить...

У Бога есть ответ для каждой,
И ты найдешь, чего ты жаждешь.
Он на желанья отвечает,
И кто что ищет - получает.

Одна - насытилася скоро
И пищею, и разговором.
Вторая - выстрелом удачным
Попала быстро в узел брачный.
А третья радостью сияла,
Она ведь Бога повстречала!

Сначала - ты!

Если внутри назревает шторм,
В духе - сгущается ночь,
Сначала - ты, потом только - Он
Может тебе помочь.

Когда давление так высоко,
И сердце давно кипит,
Сначала - ты, а потом только - Он
От взрыва тебя хранит.

Бог допускает странные дни,
В них все идет не так.
Крик нарастает, рвется внутри:
"Как победить это, как?!"

Сначала - ты, решенье - твое,
"Да" сказать или "нет".
Ты тянешь руку и сердце свое,
И выбираешь Свет!

Или - отдаться в бурлящий поток,
Тот, что готов захлестнуть,
Мыслей и чувств, напряжения ток,
Воспоминаний муть...

Воля свободная Богом дана,
Это - великая власть,
Что выбирает однажды она,
Будет тобой обладать.

И под давлением еле дыша,
Дел, обстоятельств и бед,
Пусть встрепенется, воспрянет душа,
Вновь выбирая Свет!

Отделение

Барьеры церкви опускаются,
Враг входит тихо, незаметно...
Вчера еще в слезах раскаются,
Сегодня - мило улыбаются,
Глаза их тусклы и бесцветны...

Наш крик отчаянья сменяется
На пару фраз самодовольных.
И за детей уж не сражаются,
И друг за другом те теряются
В потоке мутном и безвольном...

Чего искать? В чем мы нуждаемся?
Всё хорошо, всего в достатке.
Глаза устало закрываются,
И вот, сквозь пальцы устремляется
Жизнь в каждодневном распорядке.

Снаружи странный крик доносится,
И стук тревожный раздается:
"Проснись! Не время, чтоб покоится!"
...К кому весь этот шум относится?
Кто ж там никак всё не проснется?..

Суть Слов, что нам от Бога посланы,
Всю исказив, перевернули.
И крик о том, что мы обмануты,
В Христе нуждаемся отчаянно,
Легко глотаем, как пилюли!

Враг наше платье укорачивал
По сантиметру, так по малу.
И чрез неверное влияние
Он сделал нормой ненормальное,
И вот, вся церковь голой стала...

Как глупо, будучи раздетыми,
Всем говорить, что мы покрыты!
Мы наги, нищи, бедны, слепы мы,
Себя считаем полноценными,
Безумцы те, в ком нет нужды!

Пир средь чумы опять в разгаре,
Женитьба, стройка, роскошь там...
Но вот, вдали от общей стаи,
Один, бессильный и усталый,
В пустыне бродит Авраам.

Он ищет то обетованье,
Он ищет Город и Творца.
Который, давши обещанье,
Так много лет пробыл в молчаньи,
И не являл ему Лица.

Когда средь стана пораженье,
Вот-вот умрёт Израиль весь,
Вдали от плачущих старейшин
Пронзить копьём двух согрешивших,
Один выходит Финеес.

Опять один...вновь отделенье.
Своих Господь выводит Сам.
Чтоб через них явить спасение,
Достигнуть Нового Рождения,
Ввести Израиль в Ханаан.

Их не оценят, не послушают,
Им не поверят, обсмеют...
И только избранные души,
Почуяв Голос, их зовущий,
Стезями теми же пойдут.

Пустыня...вялость и усталость...
Не будь разочарован, нет!
Не спи, к себе не тепли жалость,
Не знаю, сколько нам осталось,
Но, всё же, близится рассвет...

Тяжелые чемоданы

Хозяин обладал большим именьем,
Он много домочадцев содержал.
Людей имел довольно в подчиненьи,
И все ж ему один не доставал.

Ему был нужен мастер и работник,
Кто б мог народ чему-то научить.
Слуга талантливый, не беззаботный,
Прилежный и желающий служить.

Искал он долго. Из страны заморской
Услышал весть он об одном таком.
И вот, отсыпав денег полной горстью,
Призвал его к себе приехать в дом.

Как тот был рад! Собрав свои пожитки,
Запаковал в тяжелый чемодан-
Да не в один - в путь дальний поспешил он,
И вот, в пункт назначения попал.

Его же там встречал один парнишка,
Не видом, ни росточком не велик.
Он был слуга такой же, как приезжий,
Но говорить о том он не привык.

"Чем я могу помочь?" -спросил он робко,
"Хотите, чемоданы понесу?"
"Ты можешь понести, но груз нелёгкий,
Не урони!"- "О, нет, не уроню!"

И наш герой, оставив чемоданы,
Пошел походкой легкой, не спеша.
Дав шанс помочь...Пускай послужит парень,
Участливая, добрая душа.

Тот молча взял, понес, слегка сгибаясь,
Ведь ноша эта очень нелегка...
И так они пришли. Взглянул хозяин
На тех двоих, прищурившись слегка.

И гостю он сказал: "Давай за дело!
Народ собрался, ждут уж все тебя!"
И тот пошел и действовал умело,
В восторге были все день ото дня.

Хозяин же, обняв того парнишку,
Что чемоданы за другим тащил,
Сказал: "Похоже то, что он здесь лишний,
А я хочу, чтоб ты мне послужил!"

МОРАЛЬ: Друзья, теперь вы сами рассудите:
Кто ж настоящий был из них служитель?
Не тот, кто о себе так заявляет,
Но кто служенье жизнью проявляет.

И там Он жизнь Свою отдал

Всего лишь несколько минут,
Два или три часа, едва ли,
Боролся Сам с Собой в саду
Иисус, пока Его не взяли...

Он, как Иаков, умолял,
И бился там один в бореньи,
И там Он жизнь Свою отдал
За те короткие мгновенья...

Он видел: "друг" Его идет,
Уж не крадясь, не осторожно.
И вот, бежит секундам счет
Мольбе: "Отец! Если возможно..."

Он слышал каждый шаг толпы,
Сражаясь и стеная горько...
Вот, шел Иуда впереди,
Он стал вождем! Так не надолго...

Кровавый пот с лица стекал,
Кропя на землю Гефсимании...
Момент решения настал:
"Иду, как агнец, на заклание!"

Огонь так манит мотылька,
Летят их сотни на сожженье.
Пророчества чрез все века
Собрались там, став воплощеньем.

Он, приняв чашу, точно знал -
Победа будет неизбежно!
И, встав, пошел к Своим друзьям,
Что спали там так безмятежно...


Уголочек теплоты

Вот ночь. И ветер рвет деревья,
Освобождая от листвы.
В огромном городе неверья
Есть уголочек теплоты.

Где так приятно и уютно,
Где спят, не ведая от том,
Как холодно, тревожно, трудно
Там, за зашторенным окном.

Мы спим, окутаны любовью,
Что удаляет мрак и страх,
От зла защищены с тобою
Мы в теплых , любящих Руках.

Но сей приют не будет вечным
Настанет час и день придет,
Когда отпущен будет ветер
И эту дверь с петель сорвет.

Он разметает без усилий
Всех нас, тепло, покой, уют,
И только те, кто возлюбили,
Любовь с собою унесут.

И сколько б не пытался ветер
Ломать и рушить, и крушить,
Он запечатанное сердце
Ничем не сможет надломить.

Коль рухнет внешнее укрытье,
Лишь крепость, что внутри спасет
От бури и кровопролитья,
Пусть даже кровь твоя течет.

Ну а пока - мы все, как дети,
Что безмятежно сладко спят,
И сквозь ночной тревожный ветер
Часы отстукивают такт.


Господи, прошу, не промолчи!

Умирает человек в болезни,
В горьком плене собственного "я"...
И не станут никому полезны
Жалкие остатки бытия.

Жизнь его потрачена в пустую,
Он уходит, старость не вкусив.
Целился, стрелял, но в холостую,
Пустотой оружье зарядив...

Еле сдерживая горький выдох,
Вижу, как нависла смерть над ним...
Кажется - ведь вот он, вот он выход,
Только руку, руку протяни!

Но он скован в страшные объятья,
Сердце не взывает, не кричит...
Что же, что могу ему сказать я,
Если Бог. не двигаясь, молчит?

Все, что я могу - пав на колени,
Между жизнью, смертью -встав в межу,
Паутинку жизни той в ладони
Пред Моим Спасителем держу.

Умоляю: "Господи, помилуй!"
И взываю: "Господи, вступись!
У меня совсем не много силы,
Сколько удержу я эту жизнь?"

Та душа в молчаньи умирает,
А моя - в отчаяньи кричит:
"Паутинка жизни увядает...
Господи, прошу, не промолчи!"


Недовольство разъедает

Недовольство разъедает,
Словно нерв – зубная боль.
Одобренье созидает,
Возвращает внутрь покой.

Огорчение стирает
Краски солнечного дня,
Но прощенье воскрешает
Радугу внутри меня!

Ропот, мрачное ворчанье
Как морщины на лице.
Но хвала – как врачеванье,
Что исправит лик тебе!

Раздражение и горечь
Могут сердце погубить...
Перестань характер портить,
Начинай благодарить!

Все, что ты понять не можешь,
В чем тут благо для тебя,
Принимай как волю Божью,
Он все делает, любя.

Недовольство, огорченье,
Ропот, внутреннюю тьму
Замени на одобренье,
Благодарность и хвалу!

Лишь тогда преобразиться
И лицо, и жизнь твоя.
Засияет, заискриться
Радуга внутри тебя!

Любовь

Любовь - она способна умирать...
В смерть погружать себя - ради другого.
А Нелюбовь лишь будет заставлять
Других любить себя, как есть, такого.

Но лишь Любовь способна умирать,
В себе весь эгоизм уничтожая...
И, стиснув зубы, для себя принять
Волю того, кого так ...обожает.

Сглотнув колючий, горький ком обид,
Зажмурившись, свой успокоить нрав...
Чрез все непонимания летит
Сквозь время фраза: "Он, конечно, прав..."

Я не могу понять - но верю я...
Я не могу поверить!!..но решаю,
Что эта боль - ко благу для меня,
Он - прав!!...И исправленье принимаю."

Но Нелюбовь не сможет никогда
Позволить раздавить себя, сломаться,
И на руинах собственного "я"
Ей никогда уже не воссоздаться...

Ей одобрения слова нужны,
Ей нужно пониманье и почтенье,
И выскочит как бы из полыньи
Из мясорубки самосокрушенья...

Любовь же, вспыхнув факелом, горит...
И пальцы её - стёртые до крови...
Она ползти привыкла, грызть гранит,
Или шагать по раскалённой лаве..

И нет цене Любви, ей нет преград,
Она пройдёт чрез всё без исключенья,
Она умрёт!... И затрепещет ад,
Вот, совершилось Новое Рожденье!

Иаков, возвратись домой!

Он уходит, собравшись наспех,
Со своей семьёй...
Голос в сердце звучит: "Иаков,
Возвратись домой!"

Много лет в пустоту потратил
Он в земле чужой,
В его доме царили распри,
Средь детей и жён.

В той стране его труд пастуший
Бог благословлял,
Только к жизни гораздо лучшей
Он его призвал.

Солнце жгло его, мучил холод,
В сердце - тяжкий груз...
Жаждал Бога, но убежал он,
Как последний трус...

Что обрёл здесь за труд свой рабский,
В чём он преуспел?..
Но теперь - возвратись, Иаков,
В свой святой удел!

Возвращайся в обетованье,
Ждет земля тебя!
Встреча с Богом, борьба, рыданье,
Это часть твоя!

С новым именем, с Божьим Знаком -
Больше ты не лжец!
Возвращайся домой, Иаков,
Ждет тебя Отец...

Хочу я встретиться с Тобою

Хочу я встретиться с Тобою,
Пусть среди ночи или дня,
Не как с карающим Судьёю,
Но с Другом, судящим меня.

Да, не всегда благоволенье
При встрече получаю я -
Приносит в сердце осужденье
Любовь и Истина Твоя...

Пусть эта боль меня пронзает,
Пусть дух мой будет сокрушён,
Чем ликовать, не понимая,
Как сильно мной Ты огорчён...

Бывает, что в общеньи милом
Почуешь лёгкий холодок...
И вот - натянуты удила,
И Голос Твой ко мне так строг...

Принять не просто наказанье...
Но лучше в руки впасть Твои,
Чем зло, мирское пониманье
Захватит мысли все мои.

Я - только персть...Трава на поле,
Простой, невидный колосок...
Но Ты растишь Своей рукою
Во мне прекраснейший цветок!

Он расцветёт, настанет время,
В рассвета тихие часы...
Твоё почуяв дуновенье,
Весь затрепещет от волненья
В дрожащих капельках росы...

В день рожденье маме

Не хочу желать я
В день рожденья маме
Многих лет и счастья,
И деньжат в кармане.

Говорят сегодня
Пожеланья в купе:
"Было бы здоровье,
Остальное - купим!"

Но хочу сказать я
В день рожденье маме:
"Нынче входят в Царство
Узкими вратами!"

Все идут толпою...
Кто же путь укажет?
Иисус откроет
Путь тому, кто жаждет

Жаждет Божьих истин,
Жертвует собою.
Жаждет Божьих мыслей
В глупый разум свой он.

Сердце не обманешь,
В сердце - Голос Божий,
В сердце - точно знаешь,
Что ты делать должен!

Нету извиненья
Тем, кто глух ушами.
Те, кто Голос сердца
Заглушают сами.

Всяким оправданьем
Иль вероученьем,
И легко играют
Со своим спасеньем!

Но блажен, кто жаждет!
В том его блаженство.
Что тоскует в сердце,
Жаждет совершенства...

Милый человек мой,
Личность дорогая!
Краски плоти блекнут,
Цвет твой увядает...

Это всё не важно,
Стоит так немного!
Ценна только жажда,
И стремленье к Богу!

Жить нельзя беспечно,
Кляксою в тетрадке.
Скоро встретит Вечность,
А душа ль в порядке?....

Это так серьёзно,
Выбрать путь страданья...
Вот - мои вопросы,
Вот - мои желанья...

И хочу сказать я
В день рожденье маме:
"Нынче входят в Царство
Узкими вратами!"

Тяжело немного
Слушать... понимаю,
Это всё - от Бога
Я тебе желаю!

Сентиментальный конь

Если конь породистый,
Он - сентиментальный...
Своего хозяина
Знает досконально!

Чувствует желания,
Действует покорно.
Выполнять старается
Чётко и проворно.

Он с хозяином готов
В пахоту, в работу,
Или мчатся на врагов,
Или - на охоту.

Страх, и радость, и недуг
Чувствует и знает.
На плечо положит вдруг
Морду... понимает!

Мул стоит и из дверей
Смотрит, не моргая,
Как с лошадкою своей
Человек играет.

- Чё скакать то? Не пойму.
Вот, была охота...
Ведь у мула на уму
Стойло - да работа.

Так что дружит с мулом мул
Мулиною дружбой,
С человеком же ему
Сложностей не нужно.

А сентиментальный конь
Скачет и резвиться,
Быть для мула глупым он
Вовсе не боится!

Будет утро раннее,
Гривы луч коснётся,
Он умчит с хозяином,
Чтобы встретить солнце!

Так много есть чего отдать...

- Так много есть чего отдать...
Мысль посетила на минуту,
Когда он перестал писать.
- И надо ль это всё кому то?

Нет времени, чтоб размышлять...
Там, за окном, сгустился вечер.
Он дальше продолжал писать
Возле огарка старой свечки...

Скрипело до зари перо,
Откинулся, поставив точку,
А вдохновенье, как вино
Еще бурлит, хоть труд закончен...

Конечно, умер в нищете.
И труд его не оценили,
Кто рядом с ним безбедно жили,
Лишь критикуя строки те.

И вот, прошло немного лет,
Вдруг кто-то вспомнил и воскликнул:
"Какой талант!!! И равных нет!!!
Какой нас человек покинул!"

За рукописи - миллион,
Перо - в музей, в продажу - книги!
Да, был бы рад при жизни он,
Когда б его так оценили...

- Так много есть чего отдать....
Иисус вздохнул и оглянулся.
Вокруг - толпы не сосчитать,
Ждут, чтобы Он к ним прикоснулся.

Открыв уста, Он начал речь,
Слова Премудрости и Жизни
Из уст всё продолжали течь
Любви Господней укоризны.

Не в силах верить и любить,
Людей всё меньше становилось...
Он знал, что всё должно так быть,
Отца чтоб Воля совершилась...

- Так много есть чего отдать...
Друзья, идите, вы свободны!
Пётр сказал: "Нам не понять,
Всего, что Ты хотел сказать,
Но всё ж останемся с Тобой мы!"

Так много есть чего отдать
Иисусу и для нас сегодня!
Но кто желает суть познать,
Не просто благодать принять,
А разуметь - в чём Его воля?

Сегодня- тысячи церквей,
И верующих - миллионы!
Но у кого в сердцах, в уме,
Хранятся Господа Законы?

Так много есть чего отдать...
Оценит кто, не быв беспечным?
Сегодня пишутся опять
Шедевры возле старой свечки...

Подняв усталые глаза,
Господь Иисус увидит снова,
Что нет толпы - но есть друзья,
Которых отлучить нельзя,
Всё от Него принять готовы!

Уединение

Для многих людей одиночество - пытка,
И сущее наказанье.
И сильно страдают они от избытка
Души своей созерцанья.

Им лучше не видеть, им лучше не думать,
Чтоб голоса сердца не слышать.
На свечку, что еле горит, быстро дунуть...
Им чуждо ночное затишье.

Пусть голос чужой что-то в уши бормочет,
Картинка картинку сменяет,
Болтает язык всё, что только захочет,
Мозги - пеленой застилает.

Пусть громко в оркестре звучат инструменты,
Пусть "драйв" будет, "бит" или пафос.
Дискуссии, споры, плевки, комплименты -
Но только без пауз, без пауз!

И даже когда тишина настигает,
И сами с собой остаются,
Их мысли - как мячик футбольный, летают,
Снуют беспокойно, мятутся...

Вникать в себя - страшно. Исследовать - сложно...
Там, в сердце - глубокие воды...
Но если ты мудрый, то вычерпать можно,
Когда возжелаешь свободы.

Глас в сердце звучит, но его заглушают:
"Не думай, не верь, развлекайся!"
Но тот, кто от мира себя сохраняет,
Тот слышит: "Ищи, не сдавайся!"

Есть те, кому уединенье - отрада,
Вот шум, наконец, исчезает,
Присутствие Божье - святая награда,
Они за Завесу ступают....

И лучше пёс живой, чем мёртвый лев

Больница. Собрались в палате люди,
Чтоб попрощаться с тяжело больной.
Спокойно та лежала на кровати,
Ждала час отправленья в мир иной.

А коридор шагами пастор мерил
Той церкви, что та дама посещала.
"Ждут небеса её" - он в сердце верил,
Но беспокойство всё ж не покидало...

И не спроста. Вдруг дикий крик раздался:
"Скорей его, скорее позовите!!!
Я ухожу!" Он в комнату ворвался
И страшную картину там увидел.

Больная, вся изъеденная раком,
Маша руками, так кричала страшно:
"За мною смерть пришла с ужасным мраком,
Я в ад иду....Ты виноват, обманщик!!!

Обманывал меня ты постоянно,
Ты знал, какою жизнью я жила!
Ты говорил - с тобою всё нормально,
Когда я жалкой грешницей была!!!"

Я в ад иду - и ты тому виною!
Зачем меня ты ложно утешал??
Я в ад иду - и ты пойдёшь за мною!!!"
Тут врач с уколом дикий крик прервал...

Открыта правда в жизни днях была ей,
Её святой муж Божий осуждал.
И совесть, и Писанья обличали,
Решила же не слушать их она.

Пред самой смертью дух религиозный
Её оставил - и она прозрела...
Всё поняла - но было слишком поздно,
И в страшных муках жизнь её сгорела.

И вряд ли кто то понял, в чём тут дело,
Сказали все: "Бедняжка, страшный бред!"
Вот, наконец, её обмякло тело,
Душа же в тьму отправилась, не в свет.

О, если бы сегодня завершился
Путь жизни многих, многих прихожан,
То лишь тогда бы каждый протрезвился,
Религии рассеялся б туман,

Тогда настиг бы ужас осознанья
Бессмысленности жизни, зла, грехов,
Но слишком поздно, нету покаянья...
Вина ли в том лишь только пасторов?

Здесь каждый сам решенье принимает,
Какую в пьесе роль сыграет он.
И каждый сам за душу отвечает,
Поверив лжи, ей будет осуждён.

Так сбрось своей религии одежды,
В решеньи верном Бог направит вверх!
Пока мы живы - есть ещё надежда,
И лучше пёс живой, чем мёртвый лев.

Умереть по-настоящему

Умереть по-настоящему -
И упасть, раскинув руки,
Для желания томящего,
Для сердечной сладкой муки....

Для того, что притягательно,
Что спало, но пробудилось,
Всё, что с молоком от матери
В нас с рожденья поселилось.

Умереть по-настоящему
Не для всех, ведь это сложно.
Разум прокричит: Я не смогу!!!
Вера скажет: Мне - возможно!

Ради славного наследия,
Ради принципа и цели
Верные - на крест отправят,
И удержат там, доколе....

Не умрут по-настоящему,
Новой жизни видя всходы...
Славу воздадут Дающему
Настоящую свободу!

Голубок в пустыне

Вот, голубок отправился
Однажды в дальний путь.
Летел, летел - измаялся,
Собрался отдохнуть.

И, небеса оставив, он
Направился к земле.
- О, есть ли место, чтобы мог
Я отдохнуть вполне?

Внизу - места пустынные,
Всё камни да песок..
Вот, деревце растёт одно,
Там должен быть тенёк.

Он долетел до деревца,
Присесть хотел - и "ах"!
Напрасно он надеялся,
Не отдохнёшь в шипах...

- А что хотел ты увидать?
Пустыня здесь, не сад!
Над этим местом пролетать
Все птицы поспешат!

И только мы, колючие,
В пустыне можем жить!
Помочь не можем. Лучше б ты
Летел, коль хочешь жить!

И тот вспорхнул... он так устал,
Ему вода нужна!
Он из последних сил искал
Покой своим крылам...

Вдруг- зеленеет островок
Средь засухи песка!
Неважно, как был путь далёк,
Вот, цель его близка!

И встретил ласково его
Оазис родника.
Так средь пустыни он нашёл
Приют для путника.

Наш голубь пальмы повстречал,
Чьи корни глубоки.
В тени листов их отдыхал,
Не жгли его пески.

И как был рад наш голубок,
Всем рассказать спешил:
Среди пустынь, где жжёт песок,
Есть те, кто даст воды глоток
Для жаждущей души!

Место встречи по-прежнему то же

- Я всем сердцем тебя полюбил,
И привлёк тебя нежной рукою.
Я очистил тебя и омыл,
Чтоб могла пребывать ты со Мною.

Осознав, кем ты прежде была,
Ты рыдала, взглянуть не посмея...
И, утешившись, вся расцвела,
Одеяньем прекрасным владея.

Лишь о встрече тебе намекал,
Ты, всё бросив, ко Мне устремлялась.
И когда Я тебя привлекал,
Ты у ног Моих тихо склонялась...

Если ты встреч желала со мной,
Приходя на свидания место,
Я тотчас же спешил быть  с тобой,
Как жених, устремлялся к невесте.

Но в решеньи любовь испытать,
Я слегка от тебя отдалился.
Перестал на свидания звать
И как будто в дали затаился.

Ты расстроена этим была,
Что на зов твой Я не появлялся.
Ты немного Меня пождала,
Ты звала - но Я не откликался...

И, вздохнув, развернувшись, ушла...
Ты поплакала и погрустила...
И делами себя увлекла,
Ожидание в сердце остыло...

И ещё ты пришла, и ещё,
Но дождаться Меня не сумела.
И усталое сердце твоё
Ещё больше в тоске охладело...

И сгустилась вокруг темнота,
И согнули тебя злые ветры.
Но когда ты осталась одна,
Тихий Голос услышала в сердце:

Не позволь, чтоб угасла любовь,
Не смотри, что темней ещё стало,
Не забудь про Завет через Кровь
И слова: Я тебя не оставлю!

О, приди, позови, постучи,
Подожди, быстро так не сдавайся!
Ведь в руке ты сжимаешь ключи,
Двери сердца открыть попытайся!

Вот, Я жду, от тебя не в дали,
До Меня достучаться ты можешь!
Испытанья - лекарства любви,
Место встречи по-прежнему то же!

Осенние листья

Как осенние вялые листья
С легким шорохом падают ниц,
Так сухие слова молитвы
Опускаются медленно вниз...

И ковер из листвы увядшей
Так красив, услаждает взгляд!
Но о смерти, зиме приходящей
Эти листья нам говорят.

С легким стуком земли коснулись
Наши правильные слова...
В каждом звуке - усталость, сухость,
Опустился - и тишина...

За иссохшим листком уставшим
Обречённость души стоит...
Но не все так. Вот лист опавший,
Даже падая, он кричит!

Он кричит, полыхая красным,
Ветер носит его, кружит,
Слышен голос: Все не напрасно!
Умираю, но буду жить!

Жаль, уходит весь сок древесный,
Сердце клонит мое ко сну...
Но я знаю, что вновь воскресну,
Мне мой Бог обещал весну!!!

Так летят осенние листья,
Багровеют они, как кровь...
Кто-то  - чтобы не возвратится,
Ну а кто-то родится вновь!

Время

Время - не в нашу пользу,
Хочет, чтоб проиграли.
Чтобы ничто серьезно
Мы не воспринимали.

Хочет, чтоб так устали,
Важное - пропустили;
Чтоб наши души - спали,
Сами - ели и пили,

Всячески развлекались
Зрелищами и хлебом,
Чтоб бракосочетались,
Чтоб умножали "эго".

Время спешит, струится,
В водоворот нас тянет;
И все быстрее мчится...
Кто же противостанет?

В серой, бурлящей массе
Мутных душ и усталых,
Будет в пустыне - гласом
Для молодых и старых?

Голосом горькой правды,
Что пробуждает спящих:
- Все мы - наги и слепы,
Где ж светильник горящий?

Время - не в нашу пользу,
Время - песок сквозь пальцы.
Мчит торопливым пульсом
Всех нас к концу дистанции.

Кто мы? Мёртвые клетки,
Что кровоток выносит?
Иль бесплодные ветки?
Срубят, в огонь нас бросят?

Кто-то - спит среди боя,
Пиршествует пред смертью,
Кто-то - будет героем,
С жертвенным, верным сердцем

. Кто-то будет сражаться,
Но, устав, бросит битву.
Кто-то сможет дождаться
Свой ответ на молитву.

Время спешит, убегает,
Не в пользу тому, кто дремлет;
Бог же его сокращает,
Чтоб спаслись Его верные.

Поцелуй Иуды

Много "христиан" повсюду,
Но их жизнь - пуста...
Жгучий поцелуй Иуды
На лице Христа.

Ведь их сердце - в падшем мире,
Тратят жизнь свою.
Но Иисусу на молитве
Говорят: "Люблю..."

Он от этих слов страдает,
Зная сердца суть.
Глядя, как плоды с цветами
На алтарь несут.

Развернувшись, прочь уходят,
Не неся Креста.
Жгучий поцелуй наносят
На лицо Христа.

Но стоит в сторонке Авель,
Сердцем всем любя,
И с рыданьем возлагает
На алтарь - себя.

Стон его влечет Иисуса,
И ласкает слух.
И на распятого друга
Сходит Божий Дух!

Я карандаш в руках Творца

Я - карандаш в руках Творца,
Пишу о том, что слышу.
Приходит от Его Лица
Мне вдохновенье Свыше.

Я – белый парус корабля,
Коня гнедая грива;
Но если штиль вокруг меня,
Обмякнув, жду порыва...

Как датский сказочник вокруг
Повсюду видел сказки,
И я, взглянув, увижу вдруг
Прообразы и маски!

И ровной стопкою я их
Укладываю в рифмы,
И вот, родился новый стих,
Забился новым ритмом.

Мелодий тоненькая нить,
Гармонии теченье...
Я здесь, чтоб все соединить,
Дать форму, выраженье.

Да, я - всего лишь карандаш,
Бог – Автор вдохновенья.
Вся жизнь моя – один пассаж
В Симфонии спасенья.

Неужели ты не знала

- Неужели ты не знала?..
Что теперь ответишь Мне?...
Для чего тебя призвал Я?
Что подобно той цене,

Что за душу заплатил Я,
Утопавшую во зле?
Неужель тебя призвал Я,
Чтобы ты была – как все?

Из грязи тебя поднял Я,
Ты так счастлива была,
Праведности одеянья
Из Моих рук приняла.

Дар вложил Я от рожденья,
Сильный голос дал тебе,
Чтобы каждый с наслажденьем
Слушал песни обо Мне.

Но со временем ты стала
Слушать голоса чужих,
Их мышленье переняла,
Вкусы получила их...

Я взыщу с того, кто учит
И мирскому ход дает,
Не родиться было б лучше
Тем, кто в ад людей ведет.

Тем, кто опустил барьеры,
Кто за правду не стоял,
Это - злые лицемеры,
Каждый церковь обокрал,

Посрывал с нее одежды,
Моды грязные впустил...
Вспомни, кем была ты прежде,
Когда Я тебя носил?

Я шептал тебе: «Не слушай!»,
Я кричал тебе: «Не верь!»
«Погубить ты можешь души,
Так одумайся теперь!»

Но Мой голос заглушая,
Ты своим путем пошла.
Песнь хваленья распевая,
Как язычница была.

На тебя смотрели люди,
Размышляя: «Значит, так?
Можно быть христианином,
Не меняя внешний фрак?

И вести себя - как хочешь,
Не меняя внешний вид?
Помазанье Свыше сходит –
Значит, Бог благоволит!»

Ты скажи мне, кто отец твой?
Если б Я был твой Отец...
Твой родитель – Элвис Пресли,
Столько погубил сердец!

Вот, поет он о спасеньи,
Слезы по лицу текут...
Раз – и тут же о растленьи,
Только через пять минут!

И толпа визжит, ликуя,
Их «заводит» грязный дух,
Тех, что пели «Алиллуйя»,
«Иисус – мой лучший друг...»

Жил блудом он и развратом,
Звался же - христианин;
Пел о Боге так приятно –
Только дьяволу служил.

Ты, Мою отвергнув святость,
По стопам его идешь.
Думаешь, в грязь опускаясь,
Ты ко Мне людей влечешь?

Я молчал – и ты решила,
Что такой же Я, как ты...
Разве Слово изменилось?
В Нем - мерило правоты!

Почему ты стала слушать
Льстящих слуху твоему?
Ложь тебе влагают в уши –
Ты же веруешь сему!

Веришь слепо рассужденьям,
Много слышишь голосов...
От Меня ль твое Рожденье
Или же от чьих-то слов?...

Разве больше нет Бальзама,
Что живешь ты во грехе?
Неужели ты не знала?...
Что теперь ответишь Мне?...

Ты должен мне

- Ты должен мне, ты должен мне! – в отчаяньи кричу,
Поговорить наедине я с должником хочу.
Вся внутренность моя кипит, горит она в огне,
Начну хоть в мыслях говорить я с тем, кто должен мне...

- Зачем обидел ты меня, ты, друг и близкий мой?
О, неужели в чем-то я виновен пред тобой?
А даже если это так, что правду не сказать?
Так поступает только враг, что шепчет за глаза!

Твоя неискренность меня терзает и дивит,
Твои поступки говорят, что больше нет любви!
О, неужель не видишь ты, как больно сделал мне? -
Так сердце стонет и болит с собой наедине...

Как боль унять, где выход взять?! В томленьи дни бегут...
- Ты должен мне! – и с каждым днем проценты все растут.
Чем дольше срок, тем больше долг... и хочется забыть,
Оставить все как есть – но боль никак не заглушить...

А мой должник живет себе, не ведая о том,
Что он мне должен, что я жду, все жду, когда же он
Придет, падет на шею мне, заплакав, долг вернет,
И я прощу его вполне, и боль моя уйдет!

Но вот, не происходит так, как бы хотелось мне.
Я должен сделать первый шаг, чтоб не сгореть в огне.
И я иду на свой алтарь пред Господом моим,
Всего себя и все долги слагаю перед Ним...

И вот, я умираю там, сложив обиды груз,
Прощаю я – и там меня прощает Иисус.
И мой рассудок, опоздав, противиться спешит,
Вопрос закрыт – все будет так, лишь так , как я решил!

Кто может Богу возместить все то, что Он простил?
В какие деньги оценить ту Кровь, что Он пролил?
Невинный Агнец пострадал – как мне не пострадать?
Своих созданий Он прощал – как мне их не прощать?..

Тогда, возможно будет так – пройдет какой-то срок,
И подойдет ко мне мой брат, сказав: «Прими мой долг,
Я сильно задолжал тебе, прости!» - промолвит он...
«Ты ничего не должен мне, твой долг давно прощен!»

Спасибо за верность

Спасибо за верность, спасибо за дружбу,
Смиренье, в котором вся суть.
За помощь, поддержку, когда было нужно,
Спасибо за пройденный путь.

Вот шли по дороге хозяин с собакой,
Уставши, подходят к вратам.
- Найдется ль ночлег для скитальцев усталых?
Привратник ответил: «Всё там!

Входи же скорее, есть пища и отдых,
Фонтаны, прохлада, покой!
Сие место – рай! Собаку лишь только
Не можешь ввести ты с собой».

«Спасибо, пойду я. Куда ж я без друга?
Поищем другой мы ночлег».
«Лишь здесь – двери рая!» - но дальше шагают
Собака и друг-человек.

Вот снова ворота, и снова привратник.
«Нам можно здесь отдых найти?»
«Конечно же, можно». «И мне, и собаке?»
«Сие место – рай, заходи!»

«Еще один рай? Уже были ворота,
Там – рай, но собакам нельзя...»
«Не верьте тому вы привратнику, врет он,
Там ад настоящий, друзья!»

Суть притчи такая – войдут в двери рая
Лишь те, кто друзей не бросал.
Кто не оставляя, нужду разделяя,
Друзей ни на что не менял.

Поэтому, снова и снова – спасибо!
За дружбу, за пройденный путь.
Иисус нас скрепил навсегда воедино,
Он – Центр, Он – Свет, Он есть суть!

Сердце мое – со святыми Твоими

Сердце мое – со святыми Твоими,
С теми, кто любит и жаждет Тебя.
Те, кто от мира себя отделили
И посвятили всецело себя.

Наши желания соединились,
Бог нас любовью Своею пленил,
Чтобы сердца наши в ритм Его бились,
Чтоб нашу внутренность Он изменил.

В мыслях их и в помышлениях сердца,
Где б они ни были в жизни земной -
Жажда достигнуть Небесного Царства,
Соединиться с Иисусом душой.

Труд и заботы, давление в духе,
Тяжесть болезней их давит к земле...
Но, простирая к Христу свои руки,
Все побеждают в духовной войне.

Падая вниз – поднимаются снова,
Многое сносят, прощают других.
В сердце хранят драгоценное Слово,
И о грехе сокрушение в них.

Слезы их – в Божьем хранятся сосуде,
Бог – утешенье их, помощь во всем.
Благословенны вы, Божии люди!
Сердцем я - с вами, вы - в сердце моем!

Когда лежит грех у дверей

Когда лежит грех у дверей,
Господствуй ты над ним скорей!
Неужто он непобедим
И ты бессилен перед ним?

И нету сил с ним совладать,
Ни победить, ни обуздать?
Ты скажешь: «Бога я молил,
Но все же грех меня пленил...»

Возможно, что проблема в том,
Что он давно вошел в твой дом;
И в самом сердце поселился,
И то, что ты в него... влюбился!

Так что, бессмысленна борьба?
Неужто Божья Кровь слаба?
Лишь с Нею можно победить,
Все, что пришло поработить!

Но грех бывает так приятен,
Как старый, преданный приятель...
И чтоб его возненавидеть,
В себе его ты должен видеть.

И знать, как мерзок он пред Богом,
Что в ад им устлана дорога,
Что если ты его не вырвешь,
То прямо вместе с ним погибнешь...

Когда ты распознал врага,
То первая - твоя рука
Его сразить должна в войне,
Чтоб знать, на чьей ты стороне.

Твой меч его пусть не щадит,
Какой бы он не строил вил;
Прими от Бога обличенье,
И начинай свое сраженье.

Через Свой Дух, и Кровь, и Слово
Победу снова даст и снова;
Когда лежит грех у дверей,
Уничтожай его скорей!

Рывок

Когда ты делаешь рывок,
Ты должен знать, что в этом – Бог;
Иначе сильно надорвёшься,
Когда поймёшь, что ты не смог...

Когда поднимется весь ад,
Возникнет множество преград,
Возможно то, что ты прогнёшься,
Но всё ж не повернешь назад.

Когда ты начинаешь бой,
Ты должен знать, что Бог – с тобой;
Ты должен знать, в чём Божья Воля,
Чтоб претерпеть любую боль.

Ты должен в сердце сохранить
Ту откровенья Слова нить,
Стоять в бою на Божьем Слове,
Тогда ты сможешь победить.

Но если, совершив рывок,
Ты битву выиграть не смог,
Не обвиняй лишь в этом Бога –
Пусть будет для тебя урок.

От сердца Господа взыщи,
Меч поострее заточи;
И будь готов сражаться снова,
Но откровенье – получи!

Когда упущена возможность

Когда упущена возможность
Ответить на призыв Творца,
Помедлить – это ведь не сложно,
То затворятся небеса.

И луч, что в душу прорывался
И согревал ее с небес,
Вдруг ослабел и растерялся,
Средь повседневных дел исчез…

И ты, возможно, обернешься,
Посмотришь как-нибудь назад,
И вспомнив, сердцем содрогнешься,
Поняв, Кто тихо, нежно звал…

Ведь ад и есть то состоянье,
Когда ты шанс свой упустил;
И не поможет покаянье,
Ты сам судьбу свою решил.

А было сильное желанье
Чтоб Жизнь бессмертную иметь:
И был ответ: «Продай именье,
Иди за Мною, взяв свой крест».

Бывает часто отверженье
Не очень явное для глаз –
Оно сокрыто в промедленьи,
Чуть оттянуть принять решенье –
И вот, ты упустил свой шанс…

Отбрось же страх и осторожность,
Беги, Отца услышав зов!
Ведь если упустить возможность,
То будет ли возможность вновь?

Друг Иисуса

«Иисус - Спаситель, это точно!»
И на этом множество людей
Ставят окончательную точку,
В жизни половинчатой своей.

«Иисус – Защитник и Помощник»,
Так взывают многие в беде,
Избавляет Он рукою мощной,
Не оставит никого, нигде.

Иисус усматривает нужды,
От любой болезни исцеляет.
Искушенья для Него не чужды,
Милует, спасает, сострадает.

Отношения замкнулись кругом…
Незатронутой осталась суть:
Всё же, стал ли для кого-то другом
Этот удивительный Иисус?

Кто с иным приходит пониманьем,
Не с желаньем что-то получить?
Но имея в сердце упованье,
Хочет Иисусу угодить?

Угодить Ему своим хожденьем,
Послушаньем, верностью Ему?
Сохраняя хрупкость отношений,
Послужить Иисусу одному?

Он имел друзей совсем немного –
Авраам, Иов и Даниил.
Царь Давид любил так сильно Бога…
Хочешь ли ты стать еще одним?

С Иисусом дружба драгоценна,
Ей цена – цена Святой Крови.
И она приводит непременно
К совершенной, подлинной Любви.

Так - лицом к Лицу, от сердца к Сердцу,
С Ним в общеньи продвигайся ввысь,
Праведности сохранив одежду,
Глубоко смирившись, вознесись!

Когда зажгли свечу

Когда зажгли свечу во тьме кромешной,
Свет небольшой, но ободряет нас.
А приходилось ей терпеть насмешки
От лампочек, которых свет погас,
Как только электричество пропало.
Свеча же тает, плачет — но горит!
А много было света или мало -
Не ей решать, но лишь тому, кто бдит.
Кто бодрствует этой темной ночью
И ждет рассвета, не смыкая глаз,
Кто что-то важное проспать не хочет,
Кому так нужно, чтобы Свет не гас...

Моей маме

Большая больничная белая дверь…
Все смотрит дитя, ожидает упрямо.
Сидит в уголочке, как маленький зверь,
И ждет - ну когда же войдет его мама…

И страх подступает - придет медсестра
И может отправить в палату обратно!
А мамы все нет… Набегает слеза.
Все это мучительно и неприятно.

Но вот, наконец-то заходит она,
Родная, усталая после работы.
- Зачем же ты ждешь так подолгу меня?
Не бойся, приду обязательно, что ты!

Вот годы спустя, оказавшись одна,
Мать чувствует - смерть в ее действует теле...
Змея укусила. Но молит она:
- Позволь мне жить, Боже, ведь дочка больна!
Спаси меня… - шепчет она еле-еле…

И снова больница спустя много лет,
Все тот-же ребенок, но выросший в тетю.
Мучительный посленаркозовый бред
Понять не дает - спишь ли, бодрствуешь вроде…

Как дверь открывалась, не видела дочь,
Но теплые добрые руки узнала.
- Мамуля! Так поздно, почти уже ночь,
Зачем ты пришла? Вот я не ожидала…

Как маме не знать, когда помощь нужна?
Почувствовав сердцем, на помощь стремиться.
Когда ее дочка в нужде иль больна,
Не может быть рядом - так будет молиться.

Вот годы прошли… Они взяли свое.
Болезни, морщины, и возраст и старость
Пришли и ослабили тело твое,
Они со спины незаметно подкрались.

Пришло время жать то, что сеяла ты!
Заботу и помощь, любовь и поддержку
Тебе теперь дочка подарит цветы,
Такие, какие дарила ты прежде!

Не бойся, не смогут морщины никак
Испортить собой твое доброе сердце!
Жизнь трудной была, не с обилием благ,
Пусть искорки не угасают в глазах огня, у которого можно согреться!

Гордость

Как просто огорчить Иисуса
Нелепой гордостью своей!
Тревожно взглянет Он и грустно,
Вновь обернется у дверей…

Ему теперь здесь нету места,
Его ты прогоняешь сам.
Ведь каждому из нас известно,
Что Бог - противник гордецам.

А ты себе назначил цену
И гордую вознес главу…
О, лучше б вспомнил о царе ты,
Который долго ел траву!

"Ну что-ж, не я ли тот, который…
Есть у меня мои права…
Достоин лучших я условий…"
То не от мудрости слова!

И с каждым "мне", "мое", "моею"
Уходит дальше Иисус…
Возможно, Он тебя жалеет,
Ведь гордости тяжелый груз

Приводит к пропасти, к паденью!
А кто - ж поднимет из него,
Коль мыслями и поведеньем
Прогнал ты Друга своего?

Но снова милость проявляя,
Когда ты тих и сокрушен,
Мольбам, слезам твоим внимая,
Любя, прощая, понимая,
К тебе опять вернется Он…

Но будь внимателен - ведь гордость,
Решив занять по-новой трон,
Облекшись в праведность и кротость,
Вновь станет строить Вавилон…

Там, где казалось, нет пути

Когда Господь зовет тебя,
Оставив все – за Ним иди,
И Он проложит путь, любя,
Там, где, казалось, нет пути.

Когда Господь ведет тебя,
Не бойся трудностей пути
Чрез очень узкие врата
Желает Он тебя ввести.

Пусть сладостный победы вкус
Позволит Он тебе вкусить!
Ведь проложил нам путь Иисус
Там, где, казалось, нет пути.

Летят малютки-бабочки в огонь...

Возможно ль бабочке остановиться,
Когда ее огонь к себе манит?
Она к нему всем существом стремится
И в пламя, без разбора чувств, летит...

Она не слышит криков: «Осторожно!»,
Влекомая природою к огню.
Остановить ту бабочку возможно ль?
Как знать... Но я о милости молю.

О, может быть, Господь глаза откроет,
Позволит ей пожара избежать?
Полет ее, быть может, остановит,
Но за нее Он будет ли решать?

Лишь крылья опалит она, быть может,
И ей всю жизнь нести придется боль...
Как больно видеть, как неосторожно
Летят малютки-бабочки в огонь...

Цель

У человека каждого должна быть в жизни цель,
Куда усилья вкладывать он будет каждый день.
Стрелок во всю старается, чтоб в "яблочко" попасть
И если получается - мечта его сбылась!
Пусть будет символ - яблочко - тебе напоминать
О целях верных жизненных, что нужно достигать.
Но если не получится - не опускай ружья,
Стреляй, доколе жизни Цель не сбудется твоя!

Я — прокаженный... Изъеден грехом.

Я — прокаженный... Изъеден грехом.
Я боли лишенный, творю что — не знаю...
Я боль и себе и другим причиняю,
Но вот узнаю это только потом...

Когда вижу страшные, рваные раны
На теле своем и на теле другого...
Тот чувствовал боль и кричал постоянно:
- Опомнись, очнись! Ты же делаешь больно
И мне и себе! Прекрати же, довольно!
Я думал: «О чем он?» - и действовал снова...

Но все же Господь мои очи открыл.
Когда же увидел, что я натворил,
Тогда лишь заплакал я и возопил:
- О, что же мне делать?! О, как все исправить?!
О, где же я эту болезнь подхватил?!

Как в сказке, осколок попал в мое сердце,
Лишь крохотный грех, но огромное действие!
Лишь гордости крошка, лишь капля тщеславья -
И сердце мое стало жестким, как камень...

Я стал прокаженный... Уничиженный,
 Лишенный любви и доверья лишенный...
Я пал на колени, склонился в рыданьи -
И вышел осколок в слезах покаянья!

«В любые низины готов опускаться
Сам Бог, чтоб помочь тем, кто будет нуждаться!
Да, Он — лишь для тех, кто колени склоня,
Взывает: «О, Боже, очисти меня!»

Господь Иисус — Он надежда моя,
Он может исправить такого, как я,
Поверить, понять — очистить, поднять,
Сказать: «Ты прощен!» - и проказу убрать!

Я — был прокаженный, в плену от рожденья,
Но в Божьей Крови - исцеленье души.
Иисус, поднимая меня из паденья,
Сказал мне: «Иди же. И впредь — не греши!»

Ты так редко бываешь хорошим

- Ты так редко бываешь хорошим,
Трудно агнца натуру хранить...
Я использую эту возможность,
Чтобы что-то тебе подарить!

Я ведь тоже желаю общенья,
Как и ты, жажду нежности встречь.
Наши хрупкие столь отношения
Очень трудно от зла уберечь...

И пока ты хороший, смиренный,
С кротким сердцем, с букетиком чувств,
Я спешу к тебе, снова влюбленный,
Что-то доброе сделать стремлюсь!

Ведь так быстро приходит разлука -
Стал барашек бодливым козлом...
Я тебя оставляю - и мука,
И тоска наполняет весь дом...

Вот, ты плачешь...Ты снова хороший!
Я прощаю, Я много стерплю.
Вновь использую эту возможность,
Потому что тебя Я люблю...

Ты лишь иди

Нелегкий путь лежит к Земле Святой
И много испытаний впереди:
«Не унывай, ведь Я иду с тобой, ты лишь иди!»

Стремленье сердца иссушает зной,
Томится дух и сердца стон в груди…
Но слышен Голос: «Я пойду с тобой, ты лишь иди!»

И так весь путь – в борьбе за каждый шаг,
Но славная награда впереди;
Пусть вновь и вновь слова Его звучат:
«Не бойся, Я с тобой, ты лишь иди!»

Даниил

Почти весь город Вавилон
Собрался под его окном.
Пришли смотреть, как он решится
«Перечеркнуть» царя закон.

Вот час молитвы наступает –
Как прежде, ставни отворяет
Князь, мудрый сердцем – Даниил
В мольбе колени преклонил.

Напротив Иерусалима
Его окно. Три раза в день
И славословья и молитвы
Возносятся к Царю царей.

Составлен заговор коварный,
Нелепый выпущен указ…
Он знает все. Пошире ставни
Он распахнул и в этот раз.

Вдруг слышит голос он старейшин,
Что еле слышно говорят:
- О, Даниил, наш друг мудрейший,
Побереги же ты себя!

Всего на тридцать дней потише
Молись ты в горнице своей.
Ведь Бог и так тебя услышит,
Как прочих праведных мужей!

А если ты молчать не хочешь,
Тем искушаешь Бога ты!
Мы ж нацию, наследье Божье,
Спасем молчаньем от беды!

- Приходит час вечерней жертвы,
А храм наш весь разрушил враг…
Господь силен спасти от смерти,
Но даже если и не так…

Знал Даниил, на что рассчитан
И кем написан тот указ.
Один он должен быть испытан
Под взглядом недовольных глаз.

А соплеменникам-евреям,
Познавшим, сколько стоит жизнь,
«Наследье Божие» жалея,
Пришлось молитвы отложить.

Но Даниил не променяет
Свое хожденье пред Творцом!
Пасть львиную смерть разевает,
Задвинут камень надо рвом…

- Твой Бог, кому ты служишь верно,
Спасет тебя Он непременно!
И в подтвержденье тем словам
Бог заграждает пасти львам.

Велик Господь в Своем спасеньи,
Он любит любящих Его!
Да, Он достоин посвещенья.
Того, кто принял в смерть крещенье,
Он не оставит одного!

Львы, что остались без обеда,
Лежали тихо, как без сил,
Пока с Иисусом вел беседу
Всю ночь счастливый Даниил…

Когда в смятении твой дух

Когда в смятении твой дух,
То мало, что утешит слух…
Как трудно чем-то заглушить
Тоску мятущейся души!

Как пазлы жизни совместить,
Чтобы картину получить?
Смотреть, войдет ли пазл на место,
Со стороны лишь интересно…

Когда решение любое
Дается с муками и болью,
Как нужен друг, который ныне
Тебя бы отыскал в пустыне!

И упованием на Бога
Чрез вдохновенье укрепил,
На предстоящую дорогу
Ты сил бы новых получил!

Но если нет такого друга,
Кто укрепит и кто поймет,
То в час душевного недуга
Сам Иисус тебя найдет!

И Божий мир вольется в душу,
И воцарится тишина…
Он крепко держит жизни Узел,
И в том узле – твоя душа!

Только для тебя и Бога

Возможно, люди не поймут,
Конечно, мало кто оценит
Твою отдачу, тяжкий труд,
Твои высокие идеи.
Ты служишь не за похвалу,
Но все равно бывает грустно
Понять – не нужно никому
Твое высокое искусство…
Но как прекрасно жизнь прожить,
Непонимания прощая,
Раздать себя и расточить,
Богатство духа обретая!
Останься добрым и прощай,
Будь прям и честен, будь счастливым
В том, что ты делаешь. Отдай
Все, что есть лучшее - для мира.
Ведь весь твой труд, в конце концов,
Все, что успел ты, мало ль, много,
Не для людей – друзей, врагов,
Но только для тебя и Бога!

Поздравление маме в день рождения сына

Уже так много лет назад,
Но в этот день ты мамой стала.
И «мама» много лет подряд
В твоей семье не умолкало.

Я в этот день тебе желаю снова –
Не забывай, что значит это слово!

Так быстро вырастают наши детки
И начинают ставить нам отметки…
Они следят внимательно за нами,
За нашими поступками, делами.
Какие выбираем мы пути,
Такими и они хотят идти.
Так пусть же наши все следы ведут
К спасению, Голгофе, ко Христу.
И если жизни Богу посвящаем,
То никого из них не потеряем!

Познавший

Познавший Автора симфонии пространства –
Тот обретает Вечной Жизни постоянство.

Ответственность за душу

Хотя твоей заслуги нет,
В том, что родился ты на свет.
Но вот ответственность теперь
За твою душу – на тебе.

Чем будешь ты ее питать,
Во что усилья вкладывать –
Решать тебе, доколе жизнь
Еще в крови твоей бежит.

Тебе сегодня я желаю
Решенье верное принять:
На суету не тратить душу,
А лишь по Слову расточать.

Блаженны... (Пс.118)

Блаженны, чьи пути по жизни непорочны,
Кто по законам Господа живет.
Блажен, кто из любви Его всем сердцем ищет –
Он благодать от Бога обретет.

Духовный рецепт

Прими к рассмотренью рецепт, верный и старомодный:
Пирог под названьем «Характер, для Бога угодный».
И прежде всего нам нужна вера в Божие Слово
Ведь это для нашего кушанья будет основа!
Второй очень важный для нас компонент – послушанье
Ведь без послушанья пирог не пройдет испытанья!
Любовь будет все компоненты скреплять воедино,
Смиренье и кротость тебе будут необходимы.
Пусть дух молчаливый и мягкость приправой послужат,
Ну, вот он, пирог наш готов!  Что еще ему нужно?
Теперь помещай его в жаркую печь испытаний,
Где жар и огонь, переплавка, где место страданий,
Коль выдержит он и «поднимется» и пропечется,
Лишь только тогда своим именем он назовется!

Когда иду я за Христом

Когда иду я за Христом
И путь тернистый выбираю,
То с удивленьем замечаю,
Как друг становится врагом…
Пока мы раньше шли в толпе
Путем пространным и широким,
Ты был Иисус таким далеким,
Но ближний близок был вполне.
Когда Господь меня позвал,
Оставив все, идти за Ним,
-Презрен ты будешь и гоним!
Он сразу четко рассказал.
-Да, я пойду, на все готов!
Хочу пройти чрез испытанья,
Чтобы достичь обетованья!
Меня влечет Его любовь.
Я думал, все за Ним пойдут.
Все слышат зов – и отвечают,
И цену заплатить желают
И слезы сокрушенья льют…
И очень скоро понял я,
Что этот путь открыт немногим;
Тем, кто готов быть одиноким,
Отвергнув самого себя.
Меня оставили лишь те,
Которым это все не надо,
Которые избрали стадо
С наемниками во главе.
Те, что противятся Христу,
Свои сердца ожесточают
И в непокорность попадают,
И осуждение несут.
То были «якобы» друзья,
И терпит кораблекрушенье
Псевдохристьянское общенье.
И остаемся Он и я…
Отныне мне лишь те родны,
Те близкие и те друзья,
Кто ищут Город и Царя,
Кто в Иисуса влюблены!

Международному женскому дню посвящается

Я думала, что дом мой чист
И мужа он готов встречать,
Пока, свой потеряв монист,
Не начала его искать…
О, где же, где его найти!?
По всем углам, и там и тут,
Всё продолжаю я мести,
Часы стремительно бегут…
Ищу и думаю с тоской:
Я не готова, дом в развале!
Когда же муж вернётся мой,
Меня похвалит он едва ли…
О, как же я была слепа,
Не видя грязь и неустройство!
В покое ложном я жила,
Теперь – тоска и беспокойство…
Пусть лучше горькая – но правда,
Чем самообольщенья ложь!
Ведь есть возможность встретить завтра,
Пока сегодня ты живёшь!
И есть возможность жизнь исправить,
Неверья паутину снять,
Всё в доме по местам расставить,
Потерянное разыскать.
На шум и гам пришли подруги,
Сказали: «В крайность не впадай!
К чему терпеть такие муки?
Монетка? Не переживай!
Твой муж поймёт тебя – он знает
Всю правильную жизнь твою.
Он всё простит, он понимает,
Не бросит он жену свою!»
Гляжу – а где же их монетки?
У той нет двух, у той – пяти…
Да вам бы лучше, домоседки,
Свои дома перетрясти!
Пусть сами за себя решают,
Готовы мужа ли встречать.
Я за других не отвечаю,
Мне за себя ответ держать.
Ведь тот, кто ищет – тот находит,
Кто будет верить и взывать.
Я знаю – время на исходе,
Я буду продолжать искать!

В молчаньи ты будешь права

Ах, как трудно бывает дождаться!
Ах, как хочется нежной рукой
Подтолкнуть его в битве сражаться,
Или мирно уйти на покой…
Разогреть его пылкие чувства
И направить куда-то скакать!
Очень тонкое это искусство
Мудрым мужем своим управлять…
Очень часто – совсем не нарочно,
Очень редко – намеренно в цель
Развернешь ты его очень точно –
И поплыл он, куда не хотел…
Так по заданному направленью
Отправляются наши мужи
И потом, к общему сожаленью,
Совершают ошибки они…
А ошибки быть могут серьёзны
Не без крови, и не без потерь!
И менять направление поздно,
Если судно уж село на мель…
Если трудно бывает дождаться,
Когда примет решенье глава –
То советую Бога бояться,
Всё доверить Ему и смиряться,
И в молчаньи ты будешь права!

Как стать принцессой

Нам мир об испытаньях не вещает,
Достигнуть цели быстро обещает.
Без слез, без жертв, без прочих  унижений,
А также без препятствий и сражений.
- Ты хочешь стать принцессой? Нет проблем!
Цель хороша, она доступна всем.
Нос задери повыше – и вперед!
Ты верь в себя, себе и цену знай,
На мелочи себя не расточай –
В конце пути тебя корона ждет!

Все знают эту сказку на земле,
Про ту, которой спать пришлось в золе,
Готовить, шить, стирать, полы тереть,
Насмешки, унижения терпеть…
Так  Золушка училась всем служить
И в кротком сердце доброту хранить.
Она саму себя не продвигала,
Она себя никак не возвышала,
О жизни же другой она мечтала…
На удивленье всем - принцессой стала!
Вот путь смиренья, трудный, не блестящий
Чтоб стать тебе принцессой настоящей!

Храню

Когда не любят – я хочу любить,
Когда не ценят – я хочу ценить.
В обиженного позу не вставать
И в непрощенья грех не попадать.

Пусть шепчутся, судачат за спиной,
Пусть наблюдают пристально за мной
И каждый шаг толкуют так и сяк,
Оценивают труд лишь за медяк…

Храню я то, что ценно для меня,
А это – сердце, внутренность моя!
Все ценное, что в нем посеял Бог,
Храню от зла, чтоб вырос добрый плод.

Храню, когда вдруг оживает гордость
Иль огорченье подступает к горлу,
Храню от эгоизма и обид,
Храню – и Бог от этого хранит.

Юность

О, юность! Словно молодая птица,
Почуяв силу в крыльях, быстро мчит.
В потоке ветра радостно кружится,
И временем совсем не дорожит.

Ей кажется, что силы и здоровья
Достаточно на много долгих лет.
Хоть Библия лежит у изголовья,
Но не было бы ветра в голове…

Позволь же Богу ты себя направить
На то, как верно тратить жизни дни.
Как на песках времен следы оставить,
Чтоб ко Христу других вели они.

От жизни наслажденье получая,
Ты потеряешь жизнь, как терн сгорит.
Но кто не дорожит и расточает,
Её для Вечной жизни сохранит.

Пусть будет Иисус всего дороже

Когда все серо, облегченья нет,..
Тоска, как боль, что без пощады гложет.
И нечто давит, закрывая свет –
Пусть будет Иисус всего дороже!

И сердце, что ловило ветра вздох,
Вдруг стало твердым, слышать крик не может.
Мир стал красив, заманчив и не плох…
Пусть будет Иисус всего дороже.

Когда так трудно различить врага,
И друг тебе уж угодить не может,
Когда молитвы ниже потолка,
Пусть будет Иисус всего дороже.

Пусть будет в сердце огонек любви,
Пусть зла поток его залить не сможет,
Пусть враг идет – ты знамя подними,
Пусть будет Иисус всего дороже!

Общенья нить

Как просто парой слов порвать общенья нить –
Но только как ее потом соединить?
Попробуй ее склеить, связать или слепить –
Такою  ниткой больше уже не сможешь шить,
Останется ее лишь на полку положить…
Иль выкинуть, как сор, наружу
Зачем нам в доме хлам ненужный!
Лишь через покаянье – и прощенье
Быть может восстановлено общенье!
Два порванных конца опять срастутся –
Но и на нитке шрамы остаются…

Необузданный язык

Необузданный язык
Все пронзает, словно штык!
Даже если не остер,
Рубит чувства, как топор!
Острый гвоздь проколет шину,
Затрясется вся машина…
Как игла пронзает кожу –
- Осторожно, больно все же!
Он стреляет без пощады,
Его стрелы полны яда…
Столько горечи и боли,
Оттого, что сердце злое!
И когда оно вскипает –
Тут стрела и вылетает…
После – льется слез река:
И хозяин языка,
И кого она задела,
И в кого она влетела…
Горько плачут. Что же делать?
Есть ответ на это горе:
Удали из сердца злое!
Мутных вод колодец полный
Вычерпай скорей - и помни:
Коль добрых слов сказать не можешь –
Молчи, будь мудрым! Мир дороже!

Усталость… Сил бороться нет

Усталость… Сил бороться нет,
Где был огонь – там уголек…
Но пусть лишь не погаснет Свет,
Который в сердце Ты зажег!

Когда услышу я ответ?
И как я долго ждать готов?
Господь через теченье лет
Испытывает верность слов.

Смогу пройти сквозь сотни бед
Долготерпения урок,
Коль не погаснет чудный Свет,
Который в сердце Ты зажег.

И снова – шаг, и снова – след,
И вновь – Живой воды глоток,
Ведь где-то сменит ночь – рассвет
И Жизнь ворвется, как поток?!

От тьмы вокруг пощады нет,
Спасенье лишь у Божьих Ног,
Наполни Духом – для побед!
Дай сил, чтоб враг не превозмог!

Осенний лист меняет цвет,
Но вновь зазеленеет в срок!
Молю – пусть не погаснет Свет,
Который в сердце Ты зажег!

Разберите, кто-нибудь, крышу

Разберите,  кто-нибудь, крышу
В этом маленьком, старом доме!
Весь Израиль на улицу вышел,
Чтобы поговорить о Слове!

"Логос" в человеческой плоти,
Но народ сей без пониманья…
Кто-то, брови нахмурив, - против,
Кто-то - аж затаил дыханье…

Для меня ж – разберите крышу!
Я вовнутрь  попасть стараюсь,
Где глазами Его увижу,
Я особенно в Нём нуждаюсь!

Построить стену нам не трудно

Построить стену нам не трудно,
Ведь строить по прямой – не сложно.
Наверно, каждому возможно:
Кирпич, раствор – и вот, все чудно!

Но если только не возводишь
Великую Китая стену,
То встретишься ты непременно
С углом. И тут же с рельсов сходишь.

-А что, нельзя ли мне продолжить
Строительство прямой стены?
Я так привык! И, вот, все мы,
Нас не учили угол строить!

Вот Архитектора ответ:
-Нет, без угла не будет зданья!
Ты должен выполнить заданье,
Или пойдет весь труд на «нет»!

Я знаю, как здесь повернуть,
Следи внимательно за Мною,
Ведь Я с тобою зданье строю,
Смотри на Мой проект – и в путь!

Ну, что же, под прямым углом,
Наперерез всей нашей стройке –
И нужно верным быть и стойким,
Тут резко влево мы даем,

По плану все сопоставляя.
А кто не верит в поворот
И дальше линию ведет,
Тех мы в покое оставляем.

- Стою, сосредоточен весь,
Чтоб не рассеялось вниманье.
Не пропустить бы указанья,
Как дальше быть. В руке отвес…

Послушай, друг, а может хватит?

- Послушай, друг, а может хватит?
Ты пропадаешь ни за грош.
И на кого ты стал похож,
Не на себя уж точно, кстати.
Поэзия, Паскаль и Ницше
Духовное твоё богатство! –
…Стоят на полках и пылятся,
А ты сидишь, глухой и нищий!
А раньше ты менял воззренья
И новых познавал кумиров!
… Друзей всех распустил по миру,
Причем, без всякого зазренья.
Остановись, подумай, хватит!
Всю Библию до дыр протёрши,
Живешь ты, в догмы лоб упёрши,
Совсем зациклился, фанатик!
…Принял с улыбкой вопль мой:
- Хвала Христу, что я такой!

Он Тот, Кто душу от греха спасает

Он Тот, Кто душу от греха спасает
И так же тело от болезни исцеляет.
Когда Израиль вел в пустыне Он,
То повелел им соблюдать Закон;
И тех, кто в сердце праведность хранит –
Он от любой болезни исцелит!
Пророк Исайя возвещал о Нем –
Что Он изранен был и умален...
За что страдал, ведь Он не согрешил?
Он цену за детей Своих платил.
Там в Нем мы от грехов освободились –
И ранами Его мы исцелились.
Ты думаешь – то Ветхий был Завет,
А в Новом ничего такого нет?
Открой новозаветное Писанье –
Сказал нам Петр то же, что Исайя:
На древо телом Он вознес грехи,
Чрез Его раны исцелились Вы!

Пожелание

Тебе желаем в жизни
Особенных друзей.
Пусть будет их немного,
Но тем они ценней

Различные сосуды
Лишь во Христе – одно,
Количество не важно,
Но качество важно!

Пусть нечто настоящее
Объединяет их
Не яркое – блестящее,
Но золото внутри!

Будь Господом водима
И не ходи с толпой
Пусть Голос нежный, тихий
Руководит тобой.

Будь узником Христовым,
Он – Друг навеки твой.
Люби Его всем сердцем.
Всей жизнью, всей душой.

Небесное Царство подобно купцу

Небесное Царство подобно купцу,
Который решил обладать
Прекрасной жемчужиной, только одной,
Но как же её обрести?

Один только способ - пойти к продавцу
И, всё что имеешь продать,
Тогда завладеешь Жемчужиной той,
И нету другого пути!

Моему другу

Хочу одно сказать тебе:
Когда твой якорь во Христе,
И Слово - меч, а вера - щит,
Ничто тебе не повредит!

Но дьявол думать заставляет,
Что ты один страдаешь так:
"Никто меня не понимает..."
Тебя обманывает враг!

Гоненья, клевета и сплетни
Не одному даны тебе.
Претерпевают эти скорби
Все Его дети на земле!

Послушай, много ведь имеем
Благ в этой жизни мы с тобой!
Как часто мы себя жалеем,
Когда ведем духовный бой!

Великое приобретенье
Благочестивым быть, довольным
Тем, что имеешь ты. В смиреньи
Ходить пред Господом, в покое.

Взойди же выше! Не взирая
На волны временных проблем.
Злой ветер их вокруг вздымает,
Но посланы они затем,

Чтоб отточить тебя, как камень
Выходит гладким из-под волн,
В нем нет неровностей и впадин,
На ощупь так приятен он!

Когда ж тебе нужна поддержка
Средь испытаний, бурь и вьюг,
Скажу тебе, что нет надежней
И нет верней, чем старый друг,

Ведь дружба во Христе бывает
Подобна старому вину:
Оно с годами лишь крепчает,
Бодрит, когда ведешь войну!

Хочу одно сказать тебе:
Когда твой якорь во Христе,
И Слово - меч, а вера - щит,
Ничто тебе не повредит!

Между жизнью и смертью

Не бывает такого, что просто случайно
Начинаешь ты к Богу истошно взывать
Между жизнью и смертью приходит отчаянье
И решенье: держаться и не отпускать!

Ты разбился о землю, о немощность плоти,
Затаивши дыханье, прищурилась смерть…
Вдруг, поняв то, что ты утопаешь в болоте,
Лишь тогда только видишь небесную твердь.

Ведь в уютном гнезде, в обстановке привычной,
В повседневной рутине отчаянья нет.
Потому и лежишь ты на койке больничной,
И уж больше не слушаешь чей-то совет.

Для того и приходят тоска и разлука,
Одиночество, непонимание всеми,
И боязнь, и болезнь, и прочая мука,
Чтоб проснулось Оно, Королевское Семя!

Со стенающим ликом, не будешь беспечно
Проминать на воскресном собранье бока,
Но с отчаянным криком ухватишь ты Нечто,
И с Ним будешь бороться до тех пор пока! ...

Не бывает такого, что просто случайно
Начинаешь ты к Богу истошно взывать,
Между жизнью и смертью приходит отчаянье
И решаешь: держаться и не отступать!

Марка 16

Кто подлинно верит, тот мир побеждает,
Знаменья Христа его сопровождают
И если ты веришь без тени сомненья,
С тобою пребудут всё те же знаменья:

Чрез Имя Христа будешь бесов ты гнать,
Чрез рук возложенье - больных исцелять,
Дарует Господь тебе новый язык,
Ничто смертоносное не повредит!

Да, если ты будешь иметь ту же веру,
Знамения будут с тобой непременно!
Но если они за тобой не идут,
То что-то с тобой не в порядке, мой друг.

- Покайся скорей для прощенья греха,
Крестись же во Имя Иисуса Христа,
Когда же сойдёт на тебя Дух Святой
Знамения будут идти за тобой!!!

Игра в оркестре

Кто музыку не разумеет -
Игра в оркестре непонятна:
- Чего там музыкант потеет,
Смычком водя туда  - обратно?

И чей слух не натренирован,
Конечно, не заметит фальши,
Но дирижер – он остановит
Оркестр весь. Не станет дальше

Играть он пьесу, четко знает,
Когда и кто и где ошибся.
А кто-то лишь пожмет плечами,
- Зачем так много суетиться?

А иногда звучит туманно
Не ясно, кто дал место фальши,
И чтоб окрепло то, что странно,
Мы просто поиграем дальше...

Тот, кто не слышит лейтмотива,
В дух композитора не входит,
Все звуки хоть звучат красиво,
Лишь только сон ему наводят.

А музыкант одно желает:
Исполнить так, чтоб понял каждый
Какую в пьесу мысль влагает
Автор. Это очень важно,

Насколько может он отдаться
Создателю произведенья,
Настолько будет проявляться
Жизнь Автора чрез исполненье.

И слушатель, что окунется
В потоки ритма, чувства, нот -
Та Жизнь души его коснется,
И Нечто с ней произойдет.

Жемчужина

Мы, люди, всех встречаем по одёжке,
По внешнему привыкли мы судить
И очень мало средь людей найдёшь ты,
Кто будет неприглядное ценить!

Как хорошо, что Бог наш судит
Людей, совсем не так, как люди

Он видит нечто там, на дне морском,
Засыпанную илом и песком
Ракушку, некрасивую на вид,
А там внутри – сокровище лежит!

И многое пришлось ей пережить,
Чтоб красоту внутри себя явить

Что наша плоть! Дешёвая скорлупка.
Премудрость Божья – жемчуг там, внутри.
Всё внешнее – обманчиво и хрупко,
На драгоценность Божию смотри!

Жизнь наша делает ещё виток

Жизнь наша делает ещё виток,
Приходит время подвести итог;
А суть одна - насколько мы смогли
Приблизиться к Создателю земли?
Пока есть время – а его немного,
Давай проверим жизнь и взыщем Бога!


Взмахнувши крылом

Взмахнувши крылом, он стремится в кромешную мглу.
Пусть юность твоя обновляется подобно орлу.
Отвергнувши страх и тревогу, стремись же вперед,
Тем, кто ожидает от Бога, Он силы дает.


Да будешь ты мой брат, как Халев

Да будешь ты мой брат, как Халев,
Который верен Богу был
И землю по обетованью,
А не по жребию получил

Пусть Книга Божьего Закона,
Да не отходит от тебя.
Будь твёрд и мужественен, что бы
Твоею сделалась земля!

День рожденья…

День рожденья – праздник странный,
Непонятный, непростой.
Поздравленья принимает
Тот, кого родил другой…

И подарки друг от друга
Мы берём – вопросов нет!
Будто наша в том заслуга,
Что родились мы на свет!

Неужель мы появились,
Чтоб набрать себе блага?
Вдоволь жизнью насладились –
И уснули на века?

Осознает так немного
Человеков на земле,
Что иная цель у Бога
В человеческой судьбе!

Это плотское рожденье
Плоти плен тебе дает…
Бог послал освобожденье,
И к нему меня зовет!

Благодарность папе с мамой,
За терпение и труд
Чрез их слезы, скорбь и раны
Детки милые растут!

Но свободы дать не могут…
Как найти свободу ту?
Этот ключ – в познаньи Бога
В послушании Ему!

Через Писанье обретайте
Веру, святость и любовь!
В день рожденья пожелайте,
Чтобы мне родиться вновь!

Искуственные цветы

Никогда не отцветут,
Свежести не потеряют.
Лепестки не опадут,
Взор все время услаждают.

Как красивы и стройны,
На все вкусы и пристрастья!
Без земли и без воды
Проживут они прекрасно.

Иль, вернее, простоят,
Нет в них жизни, нет дыханья.
Хоть они и тешат взгляд,
Только это — подражанье.

Где-то есть цветок живой,
Не всегда такой прекрасный,
Расцветает он весной,
Умирает в одночасье...

Но он дарит аромат,
Нежное благоуханье.
В землю семена летят,
Происходит воссозданье.

Те ж — лишь памятник того,
Кто цветет в скорбях иль в счастье,
Им бы жизнью жить его!
Только жизни нет в пластмассе...

Тот, кто никогда не жил,
Никогда не вкусит смерти.
Паутина в них и пыль,
Красоте вы их не верьте.

Знаю, расцветет цветок
Вновь, большой он или малый,
Если в стебле — жизни ток,
Если семя в землю пало!