песни тексты
Русский


Авторские стихи Сивачева Юры

До тех пор, пока

Однажды сына Аврааму Бог пообещал
И Авраам, не колебаясь двадцать пять лет ждал.
Не обращал вниманья он на тело старика,
Но верил Богу ожидая до тех пор, пока.

Пока явился веры плод – родился Исаак,
Хоть сына Авраам иметь не мог уже никак.
И был поставлен он в пример для всех и на века,
Он доказал, что вера верит до тех пор, пока.

Исполнив на горе Кармил, что Бог  ему сказал,
И доказав - «Иегова - Бог», Илья слугу послал,
Сказал, чтоб к морю он смотрел, где будут облака,
А сам молился, ожидая до тех  пор, пока.

Явилось облако с ладонь и дождь на землю дан
И наполняется водой иссохший Иордан.
И снова жизнь земле несет могучая река,
Ведь был пророк и ожидал он до тех пор, пока.

Иисус воскрес и вознесен и ждут ученики,
Чтобы с небес сошел огонь и Дух Святой Любви.
Вот день проходит, вот другой,  неужто  ждать века?
Но, всё же, веря ожидали до тех пор, пока.

Пока явился веры плод и Дух Святой сошёл,
Бог поселился в их сердцах и с ними Он пошел.
Теперь несут  ученики ту веру чрез века,
Прося о чем-то ожидают до тех пор, пока.

Притча о блистающих одеждах и как они исчезли

В укромном месте Франции давнишней
Был монастырь, где жили братья дружно.
Там был служитель, возрастом почтенный,
Кто тех монахов наставлял в смиреньи.

«Кто хочет большим быть из вас - тот будь слугою
Всем своим братьям в униженьи и смиреньи.
Ведь Сам Господь сошёл на эту землю,
Чтоб ноги грязные омыть ученикам
И был слугою всем и душу он отдал,
Чтоб недостойных нас возвысить к небу».

Так, день за днём, неделя за неделей,
Благое Слово в душах засевалось,
Чтобы затем в их жизни проявиться
И Бог Святой мог пребывать средь братьев.

Но был один, кто размышлял иначе
И в сердце тайное желанье возгревая,
Хотел возвыситься над всеми остальными
И получать от них почёт и славу.

Однажды, после утренней молитвы,
Заговорил он, голос возвышая:
«Я верю, что Господь меня соделал
Для вас пророком, как в завете Ветхом.
И нет нужды служителя вам слушать,
Когда есть я, я сам вас всех наставлю!»

На те слова вниманье обращать
Не стал никто, ни братья, ни служитель.
Оставили как есть и разошлись все
По кельям, чтоб за брата помолиться.

А он, увидев то – не смог смириться
И в келью, возмущённый, удалился.
Коль в сердце уж огонь такой зажёгся,
То погасить его никто не в силах.

И вечером он снова объявляет:
«Господь мне одеянье даст святое
И то знаменьем будет перед вами,
Что я пророк, меня должны вы слушать».

И точно, в тот же вечер его келья
Наполнилась необычайным светом.
Все видели: там что-то происходит!
Развязки ожидая с нетерпеньем,
Взволнованно всё это обсуждали.

Вот он выходит - что же видят братья?
На нём красивые, блестящие одежды.
«Ну, что я говорил вам?» - он спросил их,
«Теперь никто не будет сомневаться?»

Служитель подошёл, за ним все братья,
Со всех сторон одежду рассмотрели.
«С одеждой всё в порядке»- молвил старец,
«Но что-то здесь не так. Будем молиться».

В ту ночь весь монастырь не спал – молился.
Служитель думал: «Как бы разобраться,
От Бога ли знаменье, иль лукавый
Своё копыто всунуть умудрился?

Тот брат ведь горд, заносчив чрезвычайно
И к братьям он неверно относился
Тогда откуда все эти одежды?...
Они реальны – в этом нет сомненья.

Что, если к Мартину сходить из Тура?
Он ведь пророк, он подтверждённый Богом!
Да. Так и надо, как наступит утро,
К пророку все пойдем мы с этим братом».

Монах, услышав пожеланье братьев,
Разволновался, с ними несогласный
Сказал: «О, нет, зачем мне нужен Мартин?
Ведь есть одежда, что ещё вам надо?»

«Нет, ты пойдёшь», - ему сказали братья,
«А коли сам не хочешь – мы поможем,
Но должен ты предстать перед пророком
Чтоб высказал он также своё мнение
И о тебе, и о твоей одежде».

Как не хотел монах, но братья, взявши
Его под руки, повели к пророку.
Но лишь вошли они в его обитель,
Как тут же одеяние исчезло.

Монахи славу Богу воздавали,
А брат, что так гордился одеяньем,
Поник. Что было дальше с ним – не знаем,
Но знаем, что в Присутствии Господнем,
Которое в святых благоухает,
Знаменья ложные устоять не смогут.

Бог обитает лишь в сердцах смиренных,
Кто о себе не много помышляет,
Кто быть готов для ближнего слугою,
Кто не себя, а Бога прославляет!

наверх